www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 23
ХудшийЛучший 
Горы Киргизии
Автор: Олег Гудилин   
16.10.2015 23:42

Попытка восхождения на пик Хан-Тенгри 2004

 

Вместо вступления

Не знаю почему, но мне опять хочется поделиться тем, что видел. Это некий дневник моих похождений, больше похожий на историю болезни. Замечу, что он никак не претендует на художественное произведение.

Итак, все началось в понедельник, а может во вторник может 19-го, а может 20-го июля. В этот день я узнал, что Гена не сможет поехать с Ольгой на Хан - он повредил ногу. Ну и как честный человек я предложил поехать с ней, через час билеты были перекинуты на моё имя.

Дальше мне было очень страшно, я представлял, как я гибну в лавинах, замерзаю на маршруте, меня сдувает с гребня и т.д. Ужас мой был настолько сильным, что я даже усилием воли заставил себя перестать читать описания маршрута, поскольку от них мне становилось еще хуже. От ужаса хронический гастрит разыгрался ненашутку и я подумал, что умру прямо в Москве. Слегка разноображивали мой быт покупки: пуховка и прочая фигня - я люблю всякую странную одежку на себя нацеплять.

23-е число

Вобщем наступило 23-е число и мы прибыли в Домодедово, там нам радостно сообщили, что рейс переносится с 10 утра на 11 вечера и заселили в шикарный подмосковный пансиона, где кормили и поили весь день. Прикольно, летайте Трансаэро, это очень круто.

Первый раз в сознательном возрасте лечу на самолете: здорово, кормят-поют, фильмы кажут незабываемое впечатление.

24-е число

Раннее утро мы в Алмаате. Кругом зелень как у нас в Измайлово. Все надписи дублируются на русском, все говорят на нем же, очень мне это понравилось. Возят на джипе по магазинам. Офис фирмы Хан-Тенгри. Менеджер Юля в прозрачном платье. Садимся в джип с корейцами и Васей из Казахстана и двигаем в горы.

6 часов дороги, по дороге выясняется, что все собираются на Хан с севера, а мы почему-то с юга. Вы ребята напрасно, говорит Вася, с севера надо, с юга же опасно очень. Ужас подкрадывается снова, задумывается даже Оля. Отвлекаемся на фотографии. Первый раз фотографируемся на фоне каньенов, точная копия тех, что показывают в амереканских вестернах. Второй раз нас фотографируют казахские пограничники и тщательно сохраняют фотки на армейском ноутбуке - большой оцинкованный чемодан с секретным содержимым. Казахи великая нация, только у них есть эта фенька. Причем водители, которые ездят через границу несколько раз в день, рассказывают, что их фотографируют каждый раз.

Ну вот мы в Каркаре, типа самый базовый лагерь, 2200, все такое зеленое кругом и директор Казбек Валиев (первый казахстанец, покоривший Эверест)

Покоритель Эвереста был с нами не очень приветлив, даже несколько суров, но так наверное и полагается Покорителю, да и таких как мы у него до фига и больше. Сомнения по поводу маршрута с юга он развеял, говорит: альпинистов на севере и юге примерно одинаково, на севере просто всяких там туристов больше.

25-е число

Прилетела большая железная птица с надписью Кыргызстан, влезли и полетели. Лететь прикольно, особенно через перевалы, вскоре всякая растительность пропадает, камни-лед-снег. Брррр, так ведь еще почти три недели без травки жить.

Прилетели, 4000 метров. Оказалось, что наш казахский Базовый лагерь самый дальний от Хана и самый бедный (газа нет, телефона с Интернетом нет, во всем преимущество для тех, кто в стационарных палатках живет, а сами палатки для группы форинов-трекеров). А киргизы со своим лагерем во главе со Славой Мирошкиным рулят. Фоток нет у меня, тока видеосъемка.

Настроение и состояние были отличные и Олька сказала: пошли без вещей до Первого лагеря сбегаем (4200), туда всего 2 часа по леднику. Шли часа четыре, чуть не доходя до него меня скрутило окончательно, выворачивало через каждые 20 шагов, дико болела голова. Я дополз обратно до нашей палатки в базовом лагере и мы с Олькой начали обсуждать, что придется меня вертолетом вывозить обратно в Каркару.

26-е

Ночью мне стало еще веселее, утром думали каким рейсом я улечу, но вдруг меня отпустило.

Собрались и пошли с вещами на 4200, снова накатило, но скремнившись я таки дополз до моренки первого лагеря, поставили палатку, спим. Из района первого лагеря Хан выглядит примерно так:

27-е

Всю ночь шел снег, все засыпано, красиво однако. Решил приподняться для пробы на 100 метров и понял, что вверх мне дорога заказана. Оля на следующий день в пять утра уходила с палаткой во Второй, а далее в Третий лагерь. Я оставался бездомным, поэтому собрался и двинулся обратно в Базовый. На этот раз к казахам не пошел, заселился у Славы.

Сошла клевая лавина, снегом и ветром достало до лагеря. Слава радостно бегает с фотоаппаратом и кричит: разваливается Трехглавая (в смысле гора такая), разваливается.

28-е

Перетащил в несколько ходок все вещи от казахов к Славе, живу. Кругом много народу, со всеми перезнакомился. Иркутчане идут траверс Победы. Роберт, немец которого все тут давно знают, бодро спросил у Славы как лучше пройти к Победе и убежал с криками, что у него продуктов на 8 дней и раньше его ждать не стоит. Здорово конечно, но как-то хочется и самому быть поближе к горам и подальше от бара. Собираюсь, беру у Славы в аренду штурмовую палатку и во второй половине дня выдвигаюсь снова в Первый лагерь.

29-е

Живу в Первом лагере, погода меняется мгновенно. Вот солнце - загораю. Вот за 20 минут со стороны Победы прибежал туман - холодно, снегодождь. Первый лагерь у подножья Хана, по ночам лавины как поезда, днем видно, что они маленькие и многие не добивают донизу. Хан похож на огромного великана с двумя руками, которые, если он хлопнет в ладоши, раздавят лагерь.

30-е

Где-то 8 утра. Сегодня должна спустится Ольга, она ведь хотела в Третий лагерь только климатизнуться. Хожу жду, спускаются двое форинов, спрашивают кого я жду. Ольгу из Москвы, говорю. А, говорят, она в полной безопасности, спит в пещере на 5800 (Третий лагерь) и выглядит соу бьютефул.

Здорово, думаю, может и не придет сегодня. Однако к 10 часам спускается Олька, рассказываю ей про форинов. Сволочи, возмущается она, мы с ними договорились утром вместе вниз валить, я просыпаюсь, а кругом пурга и в Третьем лагере никого.

Валим в Базовый, там баня, настоящая, деревянная. Баня на 4000 это очень здорово я вам скажу. Ольга рассказывает, что хотела сразу на вершину попробовать, но пурга случилась.

31-е

День солнечный и прекрасный, Олька огорчается, что свалила и теперь все надо начинать сначала. Во второй половине дня снова идем в первый лагерь, я настраиваюсь на этот раз идти и дальше, самочувствие отличное. Вокруг ходит бордер Илья из Новосибирска, в горах он до этого не был, но старшие товарищи сообщили ему, что с 6000 до 5000 прекрасное катание. Илья очень хочет туда дойти посмотреть и спрашивает как пользоваться жумаром и куда надевать кошки. Ольга рассказывает ему ужасы про трещины, в которые может провалиться трамвай, и трещащие снежные мосты. Странно откуда здесь трамваи.

1-е

Утро, три часа. Где-то с 12 ночи непрерывно шли лавины, но все собираются наверх, мы тоже. Выходим, пошел снег, слышны голоса: куда мы идем - сыпать сейчас начнет, однако идем. Где-то на 4 900 мне снова хреново, в левый бок кто-то вкручивает огромный бур. Ольга посмотрела на меня и говорит: тебе надо вниз. Я говорю: нет два часа корячился, теперь уж потерплю. Но оказалось, что идти еще столько же, а тащить меня потом вниз в Олины планы никак не входит, также как и вызов спасательного вертолета. Вспомнив, как я чуть не умер несколько дней назад, я поворачиваю и с дикой скоростью бегу вниз, за мной не поспевает Илья. Причина моей скорости проста: с каждым скинутым метром мне все легче.

2-е

В Базовый лагерь не пошел, решил жить в первом. Сверху спускаются люди, пою их чаю. Потом в Базовом лагере они меня так и будут узнавать: слушай, так это ты меня в Первом чаем поил. Спускается Саня, знакомец Ольги по восхождению на Ленина. Долго смотрим на друг друга, виделись всего пару раз, наконец узнаемся. Саша говорит, что Ольга пошла сразу в Третий лагерь на 5800.

3-е

Та же фигня, что и вчера, надоедает, продуктов остается на один день, если растянуть на полтора. Надо уже куда-то идти, весь день думаю куда, ложусь спать так ничего и не придумав. Трое украинцев рядом затеивают философский спор на тему йоги. Говорят, что йога не религия, т.к. ее за деньги продают. Спать мешают страшно. Под конец они решают принять вечернюю дозу таблеток, самый младший распределяет таблетки по кучкам, называя их вслух. Я насчитал их более 6 наименований, самый безобидный рибоксин. Вот, думаю, как ходить надо. Тут еще подваливают их знакомцы из Барнаула, возникает оживленная беседа, спорят когда надо выходить: завтра или денек подождать. С желанием их всех пристрелить засыпаю.

4-е

Просыпаюсь, ночь, звезды, никого, часов у меня нет. Сквозь сон до этого слышал скрежет кошек о камни - наверное все ушли, уже поздно куда-то собираться, ну и хрен, пойду значит в Базовый лагерь. С шумом и матюками скольжу в бахилах на босу ногу в сортир. Заваливаюсь спать снова, но мой ночной вояж не остается незамеченным. Вокруг слышаться голоса, народ вылезает из палаток и начинает куда-то собираться. Наверх наверное пойдут, подумав, заключаю я.

Неожиданно для самого себя вскакиваю, быстро собираюсь и чуть ли не бегом двигаю наверх.

Идти здорово: иду один, звезды, тишина, только палки скрипят, где-то далеко внизу с часом разницы идут остальные, забавно светя фонариками. До того места, где повернул в прошлый раз, дохожу очень бодро. Впереди маячат фигуры, как потом выяснилось французов, в районе так называемой бутылки я их догоняю.

Бутылка - это самое узкое место между Ханом и Чапаевым, там все в огромных трещинах, вокруг сераки, на Хане и Чапаеве висят громадные снежноледовые шапки. Считается это место самым опасным, наверное это так, но мне там понравилось, красиво очень.

Нравилось мне там до тех пор, пока я не нагнал французов окончательно, они шли в связках по трое и очень медленно. Обогнать их в бутылочном горлышке не представлялось возможным, а тут еще пошли немногочисленные перила, за которые те начали цепляться. Я же начал конкретно дубеть и ненавидеть Францию.

Прошли мы медленно и печально бутылку, тут бы мне их и обогнать, но увы силы мои куда-то ушли без меня. Последние метров 200 до 5400, где сейчас находится Второй лагерь, иду по 40 шагов, долго и вдумчиво отдыхая в перерывах. До лагеря 20 шагов, а я стою и не могу их пройти. Странно, но до этого на этом месте также стояли французы. Вниз бегут двое знакомых ребят: Видами любуешься? На этом месте всех переклинивает по первому разу, любуйся.

Дошел, с пятой попытки нашел Олину палатку, внутри никого, так и должно быть она в Третьем, в пещерах. Падаю спать, просыпаюсь от несусветной жары. Пришло солнце, все вокруг белое, деваться некуда. Одеваю на бошечку панаму, кладу на нее же снег и двигаю налегке в Третий лагерь (5 800). У меня на удивление ничего не болит, мне хорошо, только вот более 40 шагов подряд пройти не выходит. На последнем подъеме 40 шагов превращаются в 20.

Ну вот и Олька, сидим болтаем с Черноголовкой. Черноголовка это команда прикольных ребят, что-то типа клуба московско-подмосковного. Оля вместе с ними уже 2 раза пыталась ходить на вершину, но сильнющие ветра гнали их вниз. Они здесь уже четвертый день, осатанели и устали, назавтра планируют решающую попытку. ПОЛЮБОМУ ПОЙДЕМ, говорят, ПОЛЮБОМУ.

Третий лагерь стоит под перемычкой между Ханом и пиком Чапаева. Сам Хан как-то совсем не смотрится оттуда, глядите сами:

Зато видна вся Победа, горы вокруг нее превращаются в пупыри и вид на нее просто…, просто не знаю как передать. А еще там небо черно-синее. Я думал сначала мне в очках это кажется, снял очки - не помогло.

Но все это осталось только у меня в голове и там на Тянь-Шане. Когда я только пришел в Третий лагерь и увидел всю это красотень, то закричал Ольге: ты хоть снимаешь здесь что-нибудь?! Нет чего-то, вяло ответила она: пойди вон в палатку, возьми камеру и снимай (Саня, друган Олин оставил на 5800 свою палатку и она съехала из пещеры туда). Я встал, посмотрел на палатку, до которой надо было идти еще метров 10 вверх, сел и сказал: да нечего тут снимать, все равно всю красоту не передашь. А может я только это подумал, но все равно врал, просто, тяжко как-то было мне ходить.

Ближе к вечеру спустился я снова на 5400, съел последний запас еды и завалился спать.

5-е

Спалось плохо, болела башка, скорее не сон а полудрема. Сквозь эту полудрему раздался какой-то грохот и треск. Через некоторое время еще раз, но уже не такой громкий, он меня и разбудил окончательно. Бошка болит, на улице всю ночь был снег, сейчас дует ураганный ветер, палатка трещит, выходить неохота совсем. Поборол я себя только полдевятого утра, когда вроде бы идти вниз было уже поздно, типа сыпет. Однако жратвы у меня не было, здоровье не обещало резких улучшений и я повалил вниз.

Почти сразу после "бутылки" с удивлением обнаружил, что местность кардинально поменялась. Там, где раньше были трещины и снежные мосты, все заасфальтировано свежим снегом, кругом валяются куски льда и так практически до первого лагеря.

Внизу наблюдаю небывалую толпу народу, вдруг появляется вертолет, облетает ледник и вместе с ним меня. Толпа стоит в стороне от тропы, поэтому не особо вникая в происходящее радостно подбегаю к своей палатке, требую воды и вообще внимания к своей персоне у сидящих рядом новосибирцев. Ты где был-то?, похоронным голосом спрашивают они. На 5800, а чего?!, все еще радостно восклицаю я.

Дальше выясняется, что треск с утра это был первый ледовый обвал в пять часов, всего их в тот день было три. А из первого лагеря вверх в четыре утра вышла небывалая орда народу, около 50 человек: украинцы (те самые мои соседи, обсуждавшие пользу йоги), чехи, наши из разных городов. Тех, кто шел первыми всех закатало, всего около 11 человек, двое сильно побитых раненных, остальные сильно напуганы. Больше всего погибло чехов, украинцев тоже больше нет, хотя их тел так инее нашли. Погибли парень и девчонка из Новосибирска, мои знакомцы-новосибирцы Илья с Максимом нашли зашнурованный ботинок с прицепленным фонариком, а в нем пустота…человека просто выбило из него, дела…

Все вокруг вспоминают, что в 1993 почти день в день также погиб Хрищатый. Прибежал Олин друг Саня: где она, она должна была спускаться сегодня!!! Я его успокоил и мы с Максом пошли наверх, там где продолжала искать людей команда казахского ЦСКА. Наверху уже отыскали еще три тела, судя по всему это чехи. Ходим ищем вещи и людей, вдруг крик: Лавинааааа!!!!!!!!!!!

Этот третий обвал до нас не дошел, но я не думал, что могу так быстро бегать. После этой лавины ЦСКА поступил приказ идти вниз, мы тоже спустились.

Все стали разбредаться, Макс рассказал, что они с Ильей тоже должны были идти с погибшими новосибирцами, но у него утром не случилось настроения и они остались. Гид эстонцев, которые снимали первых пострадавших и погибших, рассказал, что у них утром один недотепа перевернул кастрюлю с завтракам и они вышли из-за этого на 40 минут позже - остались жить.

Я тоже мог встать раньше, да и второй обвал был в семь… ну не встал же, гнать от себя эту глупость, гнать. Первый лагерь почти пустой, все ушли вниз, я решил остаться ждать Олю. Новосибирцы оставили пожрать и газ, взяли пустой ботинок (говорят их погибшей девчонки) и тоже ушли вниз.

6-е

Встал в шесть, жду. Уже 9-ть, много кто спустился, ни Оли ни бригады черноголовцев нет. Но вот ближе к 10 показались. Идиоты, думаю, солнце уже давно, а тут обвалы…хотя все это как видно ерунда, людей в пять утра завалило….Спускаются первые черноголовцы, иди говорят, Олю встреть, а то она тебя уж пропащим считает. Оказалось, что пока я пытался помочь искать людей, внизу вроде как узнавали, кто в первом лагере есть живой. Меня не посчитали и вечером по связи в Третий лагерь передали, что меня ни в одном лагере нет. Чего тут было дальше думать понятно.

Оля спустилась больная, кашель с закосом на воспаление легких, помороженные пальцы. Они пытались взойти еще раз, но ни она, ни черноголовцы не взошли, сдувает говорят. Охотно верю, даже 5400 ветерок был нехилый.

Доковыляли до Базового лагеря. Там журналисты, ходят слухи, что по ЦТ передают какие-то списки пропавших, среди них живые люди, в том числе наш знакомец Макс. В лагерь на спутниковый телефон звонят родные и знакомые, Слава Мирошкин тихо звереет, но всех успешно строит. Справа на фотке Слава, но в другой обстановке.

Кто в этих списках на ЦТ никто не знает, поэтому звоним родным: Привет! Там про нас могут передать, что чего-то случилось, так ты не верь. В ответ: что случилось!!!!!!!!!!!!!!, Да ничего, ты главное не верь!

В лагере консул Чехии, прокурор…полна горница.

7-е

Каркара, Каркара Аксаю!!!!!!!!!!, с раннего утра орет Слава Мирошкин: ЦСКА ну где вы там!!!!

ЦСКА продолжает копать трупы на леднике, у них снова идут лавины. В Каркару прилетел отряд МЧС России, типа помощь братскому народу. Спасать уже некого, зачем они здесь, кипит Слава.

Спасать и в правду некого, там как асфальтом все закатало. Вот будет забавно, если прилетит Боря Лаптев, некстати думаю я.

Пытаемся улететь, рейсы все перегружены, у нас же стоит дата 10-е. Никуда мы похоже не денемся. Придется жить. Олю лечит доктор, режет ей пальцы и поговаривает, что ему не нравится ее кашель. У парня из Сочи болит спина, у Оли чего-то тоже. Под руководством доктора сколачивают какую-то вышку и подвешивают их на ней за ноги, доктор говорит, что вытягивает им позвоночник.

8-е

Прилетел Боря Лаптев - инструктор, МЧСовец и просто хороший человек. Говорит: понятно, что некого спасать, но Родина приказала, вот мы и прилетели. Болтаем о том о сем, тесен все таки мир.

К вечеру в лагерь пришла собака, а может она девятого числа пришла, но это впрочем неважно. Важно, что от Базового лагеря до более или менее постоянножилого места 5 дней ходу. А громадный бездомный пес прошел эти пять дней с туристами, переплывал реки, ковылял по леднику и пришел.

Вряд ли еще где-нибудь кроме Базового лагеря под Ханом это мохнатое чудище стали бы столько кормить и фотографировать.

9-е

Очень охота куда-нибудь на травку. Все достало. Снова приходил Боря, говорит сняли тело еще одного чеха. Прощаемся с обитателями Славиного лагеря и перебираемся обратно в казахский, обещают посадить в вертолет. Псина тоже перебралась в этот лагерь, грустно лежит под снегопадом.

10-е

с 8-ми утра ждем вертолет, погоды нет. Связь каждый час, погоды нет, в два часа лагерь в Каркаре (оттуда летает железная птица) не выходит на связь…совсем грустно, серьезных улучшений в погоде нет. Вдруг слышится шум винта, все бросаются на вертолетную площадку, вертолет садится.

А дальше какой-то боевик. Вместо 17 человек, которые должны были прилететь из вертолета выкидывают мешок картошки, лук и 2 матраса, после чего из него выскакивает сам Казбек Валиев и сквозь шум незаглушенных винтов орет нам: Быстрее, быстрее, только 6 человек!!!. Впрыгиваем в вертолет, он перелетает к киргизам. Влезает орда французов, вертолет заполняется неимоверной кучей рюкзаков и медленно заваливаясь и покачиваясь поднимается в воздух. С ледника он уходит не так как мы летели раньше, а через высоченный перевал причем видимость хуже не придумаешь. Оля, которая смотрела в открытый иллюминатор, уверяет, что в некоторые моменты вертолет конкретно несло на стены. Валиев что-то орет пилотам, пассажиры напряженно глядят в иллюминаторы. Через некоторое время скалы и лед сменяются зелеными склонами, но облака становятся еще гуще и наша птичка прижимается вплотную к земле и идет вдоль ущелий. Но вот мы приземлились, русские и украинцы аплодируют пилотам, французы с изумленными рожами на это смотрят.

Вываливаемся из вертолета, травка травка, все щупают ее, срывают, нюхают - тихое помешательство. Валиев по рации кому-то: я своих москвичей и хохлов выдернул, но больше рейсов не будет, не полетит никто. Видимо под свою ответственность Казбек этот борт в воздух поднял.

Обратная дорога в Алмаату мне выпала очень интересная, в багажном отделение черного джипа, под рюкзаками в 30 градусов жары - кайф.

Далее гостиница в здании стадиона, худший вариант общаги, но нам уже все равно, обожратушки в летнем кафе и сон, сон, сон.

11-е

Алмаата город мечты: зеленый, теплый, все дешево и все знают русский и похож, ну да вы уже знаете, на Измайлово, только добавить магазинчики, кафешки, бутики и казино. Возникает ощущение, что я хочу здесь жить. Чем занять себя до самолета? Решение простое: долго едем до китайской барахолки, где можно купить все что угодно за копейки. Ехать надоедает, вылезаем из автобуса, заходим в торговый центр, где закупаются небедные горожане. Ходим, любуемся на товары, отмечаем, что цены даже здесь в разы ниже наших, интересно какие же они на барахолке?

Долго идем пешком назад, по дороге едим, у самой гостинице обнаруживаем большой парк аттракционов: 100 рублей и все аттракционы твои на скока хочешь. Развлеклись и в аэропорт. Ну а дальше Москва, ночной Макдональдс и обычная жизнь.

18-е

Пришел вечером домой, а Оля спрашивает: нашего турка в лагере у Славы звали Али Хакан? Да, говорю.

В форуме mountain ru написали, что он улетел с Победы!

Хакан был с виду совсем не спортивный, большой неуклюжий дядька, у него все время что-то болело, то живот, то голова. Мне кажется, он был похож на меня. Он дважды был на Хане, пытался на Победу в 2002-м и поморозил ноги, долго пил трентал и снова хотел попробовать взойти.

Я поил его чаем в Первом лагере, он в ответ потом в Базовом поил меня колой. Он рассказывал, как пойдет очень, очень медленно и осторожно на Победу. А Слава и другие усмехались: Хакан походит походит, да и улетит домой. Улетел…Вечная ему память, ему и всем тем, кто погиб в этом году на Хане, на K2, Ушбе, в Цее, Улутау……….

 

Источник: alpmsu.ru

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.