www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 16
ХудшийЛучший 
Горы Киргизии
Автор: Вадим Алферов, г. Воронеж   
02.10.2014 20:42

Пик Победы. Назад в будущее

“Когда приходит новая любовь, то никогда не знаешь, чем она обернётся: классическим романом или мимолётным флиртом”. Интригующая фраза, не так ли? А знаете, к чему она относится? Я взял её из телерекламы сыра “Ламбер”. Мне кажется, что философский смысл этой фразы гораздо шире, чем рекламные рамки. Она в полной мере относится и к альпинизму. Почему? Да, потому, что чаще всего те, кто впервые приехал в горы либо на многие годы остаются с ними, либо … наблюдают за горами по телеэкрану. Я бы пожелал молодым восходителям воздержаться от мимолётного флирта, но и не тянуть с классическим романом. Мои строки больше для молодых, ибо на истории учатся. Но не только. Строки эти и для тех, кто уже втянут в нескончаемый роман с горами. Возможно, они поправят меня или что-то подскажут. Это тоже пойдёт на пользу не только мне, но и опять же - молодым, но не флиртоманам.

Глава I. ВОСПОМИНАНИЯ.

Эта фотография – одна из немногих, где я заснят на фоне пика Победы. Мне приходилось чаще снимать друзей, поскольку фотоаппарат издавна и всюду сопровождает меня. Снимок сделан в 1987 году с морены ледника Южный Иныльчек. На этом месте стоял базовый лагерь воронежцев, и мы готовились побороться с “Повелителем духов” – Хан-Тенгри. Я специально присел перед объективом фотоаппарата, чтобы, тем самым, подчеркнуть величие Горы. Тогда я надеялся на возвращение в эти суровые края и на встречу с Победой. До неё оставалось где-то 17-18 “км”. Но расстояние зачастую обманчиво.

Сейчас я смотрю на снимок иначе, чем в прошедшие годы. В чём причина? Всё объясняется просто: впервые интуиция подвела меня. Я всегда полагался на неё, но тут не почувствовал то, что должен был почувствовать. А понял это только через 13 лет: за моей спиной остался гребень, а на нём… Но, давайте всё по порядку.

Было это 20 июля 2001 года. Я пытался найти в Интернете информацию о пике Победы. Как ни странно, в электронных средствах информация о вершине скудна и однобока, что не сопоставимо с величием горы и трагизмом её истории. И вот, “наткнулся” на статью В. Карпова “Победа и её жертвы”. Интуитивно я осознал, что статья тематически о чём-то близком мне. Беспокойство и нечто вроде озноба наполнило тело.

С первых строк почувствовал - статья и о нём. Точной даты его гибели я не знал и лишь в общих чертах, спустя годы, Юрий Сергеевич Саратов (начальник КСС альплагеря “Безенги”) поведал о произошедшем. Статья же приоткрыла занавес таинственности. В ней рассказывается о многочисленных жертвах этой мрачной горы. Среди жертв был и москвич - Лёня Толстой.

Вместе мы неоднократно ходили в связке по разным маршрутам “Безенгов”. Он был несколько старше меня, что не помешало нам найти взаимопонимание. Лёня больше любил скалы. Я предпочтение отдавал льду. Мы дополняли друг друга. В группе с нами ходил Джемал Келехсашвили, который годами позже возглавил грузинский альплагерь “Айлама”. В то время мы сдерживали грузинский пыл нашего напарника. На фотографии справа - наша весёлая тройка.

Слева – моё фото. Ниже, в чёрной рамке – фото Лёни. Снимки сделаны в 1975 году на зелёной поляне в кавказском ущелье “Думала”. Только что сброшены рюкзаки после длительного перехода. На плечах ещё остались следы от лямок рюкзака, а пот покрыл тело. Позже, на поляне, мы пережидали непогоду. Дождь то моросил, то лил “как из ведра” и изменил всё вокруг. Чуть в стороне от палаток сошёл сель. Узкий ручей превратился в поток, низвергающийся на ледник, а вместе с ним “ушёл” вниз на ледник и “чемодан” размером с комнату. За трое суток пришлось несколько раз переносить памирки всё выше и выше. Под стук дождя мы вели бесконечные разговоры “о жизни”.

Потом, всё же, сделали хороший траверс. Но и на маршруте нас “обласкала” гроза, мы “досыта наелись снега”, а ребята внизу волновались за нас. Помнится, как во время сеанса связи я изрядно насмешил и командира отряда - Валентина Валентиновича Якубовича (из Пятигорска, который, к сожалению, умер в 2003 году), и оставшихся ребят. На вопрос снизу: “Где находитесь?” - я уверенным голосом рапортовал: “Находимся под вторым жандармом вершины ХХII Съезда КПСС”. По возвращении ребята, похлопывая меня по плечу, говорили: “Ну, ты шутник, отчебучил!”. От души посмеялись они тогда над моим словосочетанием “Съезд КПСС и жандарм”. Это было под занавес смены. Спустившись в альплагерь, мы отметили наши восхождения и завершение сезона шашлыком, приготовленным из освежёванного на наших глазах барашка, и виноградной чачей. Кстати, вручая посылку, Якубович бросил Джемалу фразу: “В ней что-то булькает”. То булькала чача, которую к прощальному торжеству прислали в грелках заботливые родители Джемала.

Те незабываемые дни вспоминаются с особой теплотой. Моя спортивная судьба складывалась так, что несколько лет (до первого разряда) мне приходилось ходить по горным маршрутам в связках с разными партнёрам, что достаточно сложно. В Лёне же я нашёл надёжного, терпеливого и понимающего напарника. Спустя годы, в 1984 году, он пошёл с ленинградцами, как оказалось, в последний путь. Он остался на вершине этой жестокой горы. И до сих пор находится там. Не только для него, но и для многих других восходителей гора стала гигантским монументом. Теперь я знаю и дату его смерти – 15 августа, и историю затухания жизни. Но тогда я не почувствовал главного, что за моей спиной находится не только пик Победы, но и Лёня. Мой, дорогой Лёня.

Буквально за две недели до того, как была найдена статья, я отбирал снимки на фотовыставку “Миры Безенги” и думал: отсылать ли эту фотографию в раздел “портрета”? Да, я понимал, что этот снимок не “фотошедевр”, но сам Лёня из тех альпинистов, кто душой и сердцем прикипел к Безенгам. Я назвал её “Скептический взгляд из Вечности”. Сейчас, спустя почти тридцать лет, взгляд его мне представляется таким. Лёня на многие вещи смотрел скептически или философски, что сродни. Он был начитан, особенно хорошо ориентировался в литературе и много знал. А когда много знаешь, то больше сомневаешься. В безмерном мире познания границей знаний является сомнение. И чем шире кругозор человека, тем он более склонен к проверке теорий или фактов. Сомневаешься – значит, ищешь выход, думаешь. И как это ни парадоксально звучит, оно является двигателем прогресса. Так устроено наше мировосприятие. И он не был исключением, скорее наоборот.

Тогда я счёл, что дорогая для меня фотография из числа личных и не стал отсылать её на выставку, но сейчас всё же показываю её. К жизни, действительно, надо относиться философски или по-толстовски.

Пусть душе его будет спокойно. И пусть спокойно будет всем погибшим. Недаром под вершиной Важа Пшавела есть скала, названная Обелиском. Это и есть некий символ погибшим в борьбе с Победой. Так, своеобразно, природа позаботилась об ушедших в Вечность. Наш долг – помнить их. Они всегда с нами на восхождении присматривают из-за скал за нами.

“Горы имеют власть звать нас в свои края. Там навсегда лежат наши с вами друзья. Тянутся к высоте люди большой души. Не забывайте тех, кто не пришёл с вершин …” Анатолий Букреев.

А теперь о Великой Горе - пике Победы.

Глава II. ПОБЕДА… КАКАЯ ОНА?

День Победы и пик Победы…

Вы понимаете, что в них есть общее. Первое название – сама История и слова известной песни. Святой для нашей нации День. Хотя День Победы стал праздником лишь при “царствовании” Л. И. Брежнева.

Второе – знакомо более узкому кругу людей, преимущественно тем, кто был или остаётся связан с географией, путешествиями и горами. (В прошлые времена название этой горы и имена тех, кто штурмовал её вершину, не сходили с полос газет и журналов).

Но корень у них общий – Победа, та, что даётся клинком и трудом. Клинком – понятно. Трудом тоже. Но труд и альпинизм сродни, ибо альпинизм - это трудная, а чаще, изнурительная работа. И победа неминуема, по крайней мере, над собой. Даже если …

Именно в честь Великой Победы народа российского в самой кровавой бойне ушедшего в историю ХХ-го века названа самая высокая вершина Тянь-Шаня. Суровым октябрём 1943 года были сделаны засечки и вычислена высота. И только три года спустя вершина обрела название. Она находится на стыке хребтов – Меридионального и Кокшаал-Тоо, в Кыргызстане. Если посмотреть на гребень, то он состоит из трёх вершин. Через ледник Дикий маршрут выводит на западную вершину – Важа Пшавела - 6918 м.(Вершина названа в честь грузинского поэта Важа Пшавела (настоящие имя и фамилия Лука Павлович Разикашвили) (1861 — 1915)). На Восточную (по киргизски “Достук”, то есть “Дружба” высотой 7079 м.) и на Главную (7439 м.) идут с ледника Звёздочка. При этом на высшую точку Победы основной маршрут идёт по северному гребню. Главная вершина по киргизски называется – “Дженгиш-Чокусу”. В советской географической иерархии Победа была второй по высоте. И первой по жертвам. Она уступала пику Коммунизма всего 56 метров. Она занимает 78 строчку в списке самых высоких гор мира. В общепринятом понимании вершины, как таковой, нет. Победа – довольно острый, снежно-ледовый гребень со скальными выходами, протяжённостью порядка 2-х “км”. Сам массив растянулся за десяток “км”, но на этом он не заканчивается. На западе он венчается вершиной Неру – 6740 м. (Вершина названа в честь государственного и политического деятеля Индии Джавахарлала Неру (1889-1964)). Кокшаал-тау упирается в Меридианальный хребет – эдакий “забор”, который имеет несколько точек высотой под семь тысяч метров. Северные склоны гребня круче, чем южные. На север с гребня сползают ледники Звёздочка, Дикий (так, пугающе ледник назван, видимо, из-за его “хаотичной” разорванности.), Пролетарский турист, Комсомолец и др. На юге - китайские земли.

Здесь, как нигде в ином забытом Богом горном урочище, итог восхождения предопределён погодой. Чаще она скверна. Ненастье приходит на склоны горы с юга из пустыни Такла-Макан. Его ещё называют Бескунчак, что означает “Тысяча чертей”. Бороться с этим чертовски тяжело. Суточные перепады температуры зашкаливают за 50 градусов. Если с юга движутся сухие и тёплые массы воздуха, то с севера – холодные и влажные. В районе Победы они разворачивают своё единоборство. Бывает, что на склоны Победы заносит жёлтый песок той самой пустыни. Это не к добру. С ветром приходит непогода. С востока хребет – Меридианальный чинит преграду на пути западных воздушных потоков. Как результат – на восточных склонах формируются снежные карнизы. Природа создала уникальны горный анклав, где высокая сухость воздуха и доминирование низких температур способствуют интенсивному испарению снега и льда. Словом, Его Величество Природа создала все условия для того, чтобы человек не чувствовал себя здесь комфортно. Тут не расслабишься. И это далеко не всё.

“… Пик Победы – пользуется мрачной репутацией. В этом смысле он не уступает, пожалуй, лишь гималайскому восьмитысячнику Нанга-Парбат. Кстати, и внешне у них есть что-то общее и таже разлапистость гребней, отяжелённых лавиноопасными снежными склонами” (“63 – на пике Победы”. В. Божуков. (Кстати, в мае 2004 года он, будучи в возрасте, пытался воплотить мечту своих друзей альпинистов 1959 года – взойти на Эверест со стороны Китая)).

Так, коротко и ёмко, изложил о характере вершины известный в прошлом альпинист - В. Божуков в интервью, данном им одной из центральных газет.

“Нанга-Парбат” - означает “Голая гора”.

Взгляните на снимки пиков Победы и Нанга-Парбат. Не правда ли, похожи! И та, и другая гора не имеют явно выраженной вершины. Они сформированы в виде массивной “лопаты”. Опять же схожие предвершинные гребни. Огромные снежные доски и поля – ещё одно их сходство. А где есть уклон и обильный снег, там не может не быть лавин. Они идут, как принято говорить, по расписанию поездов. Если бы так, то полбеды, можно спланировать переходы. Но расписание нарушается, а значит риск угодить в лавину высок. Нанга-Парбат отнесён к самому западному восьмитысячнику в Гималаях (Кашмирский восьмитысячник - 8125 м.). В 1895 году Мэммери осмелился штурмовать этот гигант, но альпинист и двое его напарников так и не вернулся с ледовых склонов горы. Первое восхождение принесло и первые жертвы. Пик Победы – самый северный семитысячник на Планете и первая вершина “Небесных гор”. Ещё об одном сходстве мы уже говорили: погода в районе вершин - швах. Её реверансы непредсказуемы. Условные параллели можно продолжить. В целом, и Победа, и Нанга-Парбат имеют мрачные репутации и относятся к самым скверным вершинам. Она, то есть история их покорения, омрачена массовым погребением лучших альпинистов, преимущественно, под снежными лавинами. Но не только. Здесь замерзали, заболевали, срывались очень и очень часто.

“Далеко в Западных Гималаях, более полутора тысяч километров от Эвереста и Дарджилинга, - отмечал в своих воспоминаниях знаменитый Норгей Тенцинг, - высится гора, одно упоминание о которой заставляет меня думать об опасностях и смерти. Это гора — Нанга Парбат; на ней одной погибло столько же людей, сколько на всех остальных величественных вершинах, вместе взятых”.

Глава III. “БУТЫЛКА ДЖИНА”. ПРЕДИСТОРИЯ.

В диком мире Тянь-Шаня Его Величество Природа объединила воедино землю и горы, прикрыв их снегом, льдом и небом, чтобы создать особый мир с труднопроходимыми ущельями. Мир, закрытый от людей на долгие-долгие годы.

История с определением и названием пика Победы запутана. Если творчески взглянуть на схему расположения хребтов и вершин восточной части Центрального Тянь-Шаня (Тенгри-Тага), то мы увидим не Бермудский треугольник, что схоже лишь в загадочно-смысловом выражении, а скорее “бутылку Джина” (на карте-схеме её границы обозначены жёлтым пунктиром). Внутри “бутылки” два главных ледника – Северный (S=203 кв. км.; L=34.8 км.) и Южный Иныльчек (S=613 кв. км.; L=58.9 км.) с многочисленными ответвлениями. В месте их “стыковки” находится озеро Мерцбахера. (Двуединое - есть и такая точка зрения - озеро обозначено голубым цветом). Питается оно талыми водами. Теперь, надеюсь, Вам понятно, почему я сравнил этот мощный, замкнутый горный узел Тянь-Шаня с “бутылкой Джина”. “Джин” – это бурлящий поток воды, который по воле природы и Всевышнего, вне зависимости от желания человека ежегодно, через систему внутриледниковых трещин и гродов, низвергается с четырёхтысячной высоты, сливаясь с потоками Сары-джаса. Как будьто талая вода специально накапливается на высоте, чтобы позже своим шумным потоком привлечь внимание людей к одинокому высотному озеру. Образно говоря, “Джин” вырывается из “бутылки”, сметая всё на своём пути и опустошая озеро. И лишь ледовые айсберги остаются на илистом дне в одиночестве, чтобы с новой водой опять отправиться в высотное путешествие по замкнутой зеркальной глади.

Дно “бутылки”, её основание – часть достаточно высокого Меридионального хребта с наибольшей отметкой 6 800 м. Стенки “бутылки” – хребты Сары-джас и Кокшаал-тау, которые почти под прямым углом, отходят от высотного барьера. Параллельно им, внутри бутылки, разместился ещё один хребет Тенгри-Таг (ранее он носил имя Сталина) с величественной пирамидой Хан-Тенгри. Вы не могли не заметить и то, что все они имеют, преимущественно, широтное направление. Уже отмечалось, что ледники, скалы и озеро, перекрывшее вход в ущелье, вместе образовали труднодоступный горный анклав. Такова его орография. Долгое время существовала гипотеза, будь-то точкой, где собираются воедино хребты, являлся Хан-Тенгри (“Повелитель духов”). Увы, гипотезы не долговечны. Они низвергаются фактами. Дальнейшие исследования доказали, что нет единой узловой точки, а есть растянувшийся водораздельный хребет – то самое дно “бутылки”.

Проникнуть пешим ходом в “бутылку Джина” было сложно во все времена. Это в наши дни людей выручает вертолёт, а из самолёта или космоса можно провести любую аэро или космическую фотосъёмку. Лишь бы облачность не помешала. Однако не менее сложной задачей оказалось разобраться с именами вершин и с определением их высот. Кто хочет – может провести самостоятельный экскурс в эту проблематику. Ваше право. Перебрав достаточно книг и статей, я убедился, что и исследователи, и восходители сначала методично и без умысла запутывали, а потом долго ещё распутывали хитросплетения тянь-шанского узла. Итак, почти все видели, даже фиксировали на панорамных снимках, как Мерцбахер, или на фотоплёнку, как экспедиции Летавета, но загадка оставалась вплоть до начала пятидесятых годов. Но все исследователи, безусловно, заслуживают того, чтобы их вспоминали добрым словом.

Долгое время пик Победы отождествляли с двумя разными вершинами Хан-Тенгри и Кан-Тоо. Его, то называли пиком Сакко и Ванцетти (в честь американских рабочих-революционеров, а, по-сути, анархистов), то пиком “Звёздочка”, то пиком “XX-летия ВЛКСМ”, то пиком “Военных топографов”. Каламбур какой-то. Хотя, скорее всего, исстари, он назывался Хан-Тенгри. А сам нынешний Хан-Тенгри – есть Кан-Тоо. Эту мысль высказал Н. Малицкий в конце 1945 года. (Пять высочайших вершин СССР. В.И. Рацек. Стр. 85-91.). И документально она отчасти подтвердилась. “Вероятно, имел место исторический феномен, - отмечает в Н. Щетников, - когда на протяжении веков два высочайших пика, находящиеся в непосредственной близости друг от друга, были известны разным народам под имеем Хан-Тенгри”. История с наименованием этой вершины может претендовать на одну из наиболее загадочных и запутанных историй среди вершин нашей планеты, имя которой - Земля. А точнее – Горы, ибо большая часть Земли и есть Горы. Ещё раз скажу, что всё это интересно и заслуживает продолжения исследований. Не повесишь же на них бирки - указатели с названием вершины для всех времён и народов, как делается это на Северном полюсе: до Парижа, мол, 4560, а до Москвы - 3950 “км” ... Или на Южном – кому, как хочется.

Название – названием, а история восхождения меня интересует не менее. А посему, остановимся на этом этапе. История открытия и первовосхождения, а хронологически точнее – первовосхождения и открытия будущего пика Победы, как я уже говорил, запутана. Путаница - плод общих усилий большого числа людей. Здесь перемешались мнения всех - и наших, и иностранцев: от китайского миссионера буддизма Сюань-Цзаня, Чезаре Бергезе, Броккереля и Цурбриггена, Северцева (кстати, наш земляк - воронежец), до Семёнов Тян-Шанского, Свена Гедина, Мерцбахера, Игнатьева, Сапожникова, Альмаси, Погребецкого, Михайлова, Мушкетова и других. Каждый из исследователей оставил вполне определённый след в разных областях знаний. Все они, и наши, и иностранцы - победители, ибо первопроходцы не могут не быть победителями. Их усилиями стирались белые пятна, вырисовывались карты, определялись природные ресурсы, описывался животный и растительный мир.


Летавет А.А и Абалаков Е.М., Тянь-Шань. 1939 г. (фото из книги “Тайна Гибели Евгения Абалаков. Непрочитанные страницы истории”).

Среди исследователей был человек, который целеустремлённее и настойчивее других шёл к цели на завершающем этапе. Однозначно, он был в более выгодных условиях, потому, что весь опыт, накопленный предшественниками, работал на него. Это был альпинист Август Андреевич Летавет (Летавет А.А.. — академик, лауреат Ленинской и Государственной премий, директор Института гигиены труда и профессиональных заболеваний, (ныне НИИ медицины труда РАМН). Под его руководством впервые исследованы условия труда и состояние здоровья работающих в производстве радия. Это были первые шаги в радиационной гигиене.).

Интуиция учёного, исследовательский педантизм, спортивная нацеленность, одержимость идеей и многие иные его качества, как руководителя экспедиций, позволили добиться главного: победить Победу. Он организовывал одну за другой экспедиции, продвигаясь к разгадке всё ближе и ближе. Его люди “обложили” вершину, словно медведя в берлоге. Засекли её с разных высот. В далёкие сороковые годы он сформировал сильную группу отчаянных парней – сплав учёных и спортсменов, которые совершили то, на что другим потребовалось ещё 18 лет. Своим подвигом они опередили время. Участники экспедиции боялись, что, не дай Бог, вершина окажется на стороне Китая. Опасения имели под собой основание из-за граничных неурядиц. Однако всё обошлось. Пик был покорён. Хвала им и слава!

В 1946 году А. Летавету было присвоено звание Заслуженного Мастера Спорта по альпинизму. В воспоминаниях он писал: “Что меня тогда больше всего привлекало к альпинизму? Это его познавательная сторона, повседневная возможность наблюдать новое, во многих случаях неповторимое. Возможность посещения и исследования таких мест нашей Родины, где ещё не удалось побывать человеку”.

Теперь, более подробно остановлюсь на иных сторонах, связанных с пиком Победы.

Глава IV. ИСТОРИЧЕСКИЕ “ЗАГАДКИ”.

Есть историческая загадка, которая, вообщем то, разгадана, но всё же в книгах допускаются вольные трактовки относительно первовосхождения. Например, в таблице высочайших гор мира (по Диренфурту) руководителем экспедиции первовосходителей на пик Победы значится В. Абалаков (Третий полюс. Г.О. Диренфурт.. Мысль. 1970. Стр. 200.). Обращаю Ваше внимание на год выхода книги – 1970, то есть к этому времени точки над “i” были уже расставлены. Поэтому сказать о той загадке не будет лишним. Так, что же произошло?

Напомню, что в 1938 году тройка под руководством Леонида Гутмана - Евгений Иванов (позже, он первым получил звание “Снежный барс”) и Александр Сидоренко в очень сложных погодных условиях взошла на пик, названный ею пиком “ХХ-летия Комсомола”. То было восхождение комсомольцев в честь 25-летнего юбилея Комсомола. Их тогда подвёл анероид, который показывал, высоту 6930 метров. Как известно, экспедицию возглавлял А. Летавет. “Он (Гутман – тот самый Гутман, с которым братья Абалаковы ходили на пик Хан-Тенгри в 1936 году - примечание Алфёрова В.) различает, как к востоку, в сторону Хан-Тенгри, горы мельчают. А к югу виднеется вдали что-то высокое. Как огромный нож. Как белый клинок над белым хребтом” (Пик Летавета. Е.Симонов. Стр. 123. ). Возможно, это и был пик Победы (Спутник альпиниста. Стр.62. Эта же информация проходит и по сборнику “Побеждённые вершины”.), от которого далее уходил вниз и скрывался в облаках снежный гребень (на снимке – предвершинный гребень). Если это так, то в 1956 году группа В.М. Абалакова поднялась на вершину второй раз. Именно второй раз, что ни коей мере не умоляет их спортивного достижения.

Тогда-то обострился вопрос: кто же является первовосходителем? Надо было определяться. Но и тут есть неувязки.

Рекомендую Вам, уважаемый читатель, ознакомиться с книгой Адика Белопухова “Я–спинальник”, в которой он “обнародовал” слова И. Богачёва (привожу дословно. Речь идёт о разборке группы на заседании Федерации альпинизма СССР в 1959 году):

“… Но тут встал Иван Богачёв. Иван знал очень многое, о чём мы могли только догадываться. Знал всю подноготную тайной кухни Федерации. Иван резал правду-матку в глаза:

- А что вы именно к нам придираетесь? Белецкий не дошёл до вершины пика Сталина, а где это зафиксировано? Нигде, наоборот, вот целая книжка лежит - о том, как они дошли до вершины. Да какой отчёт ни возьми - в каждом можно найти не точности.

Богачев припомнил и другие случаи недохождения до вершины маститыми альпинистами. Теми, кто нас судил. Начиналась борьба не на жизнь, а на смерть. Тут уж не до реверансов, если победит Богачёв - вся Федерация летит к черту. Нас надо было задавить, затоптать.

Но Ивана уже не остановишь. И вот в воздухе повисает самое страшное:
- Простите, но ведь и вы, Виталий Михалыч, никогда не стояли на высшей точке пика Победы.

Абалаков побледнел. Такую мысль надо было рвать - с корнем. Чтобы никогда, никогда, - ни сейчас, ни в будущем, - никому и в голову не могло прийти, что покорили Победу не Абалаков со своей верной гвардией, а Ерохин и Белопухов”.

Чуть ранее он отмечал: “…Через пару часов вышла на высшую точку. Как мы и предполагали, сюда ещё не ступала нога человека.
Команда Абалакова была совершенно не в этом месте. Не намного ниже, но достаточно далеко по горизонтали. От вершины гребень с еле заметным понижением уходил вдаль. Но высшая точка - выделялась из всего гребня. Всюду на гребне был снег, свисали карнизы. И только здесь - скалы. Мы сложили огромный тур”. (“Я–спинальник”. Глава II. Вершина.)

Много запутанного в истории о первовосходителях на эту вершину. Вышеобозначенное - интригующие утверждения, но они не новы и в отношении Белецкого, и в отношении абалаковской команды, и в отношении своего первовосхождения. Мне не хочется комментировать эти строки. Разборки есть разборки. Не участвуя непосредственно в восхождениях, истину найти трудно. Вы сами можете сделать выводы. Уверен, что однозначных выводов не получится даже для самих себя. Чтобы представить иные точки зрения сюда же я помещаю ответ, подготовленный Г.А. Стариковым на заметку от 3 мая 2001 г. в www.Mountain.ru. “Традиционалисты” прожили долгую и плодотворную жизнь, совершив много классных восхождений, организовав и проложив новые маршруты экстра класса, создав ШКОЛЫ альпинизма не с наскока, а постепенно концентрируя вокруг себя единомышленников. Какие они все тоже разные?! В.Абалаков, Б.Романов, А.Овчинников, Б.Студенин, Г.Чуновкин, Е.Ильинский, Н.Захаров...”

Как известно, СССР был уникален ещё и тем, что исключительно в нём проводились официальные чемпионаты страны по альпинизму. И всё же, однозначно можно сказать то, что не должны одни и те же люди и влиять через решение судей на распределение мест на альпинистском Олимпе, и быть участниками соревнований, и выборочно финансировать команды. Они не Боги. Все мы с пороками. И они – не исключение.

Отступление. Что есть восхождение? Простой вопрос. Он прост лишь на первый взгляд. Есть восхождение для души. Здесь всё достаточно просто, ибо восхождение превращается в процесс прохождения скальных или ледовых стен, каких-то гребней …до вершины. Человек идёт в своё удовольствие с приятными партнёрами. Или в одиночку. А сама вершина - как награда, как апогея этого процесса. Достиг вершины – отлично, не достиг – довольствуйся самим восхождением и приятными воспоминаниями о нём. Или неприятными, так уж получилось. Смысл в самом процессе прохождения маршрута. Если же исходить из того, что альпинизм - спорт, к тому же спорт специфический - без зрительских и, чаще всего, без судейских глаз, то сам факт достижения высшей точки горы – “момент” интересный. К тому же, когда речь идёт о чемпионатах, о медалях, о деньгах, о званиях, об авторитете, порою - о славе, о первовосхождениях или первопрохождениях, то здесь оценка должна быть иная. Понятно, что должны быть какие-то критерии. Оценка всегда противоречива. Суть её - в сопоставлении и выборе из чего-то. Из чего?- однозначно сложно сказать. Непальские, пакистанские, китайские и иные власти поступают просто и безапелляционно. В высотных экспедициях в функции офицера связи входит и контроль за ходом восхождения, а когда кто-либо достиг вершины, то обязан рассказать ему, что ты видишь справа, что слева. Иными словами, сам факт восхождения подтверждают чем-то или фиксируется “смотрящим”. У нас факт восхождения, как правило, подтверждается запиской или каким-либо предметом, который порою находится лишь спустя годы. Или вообще не находится. Подобное произошло с китайской триангуляционной вышкой на Победе. Её вроде бы установили в 1978 году, но, впоследствии, так и не нашли. Зато Е. Завьяловым были сняты с вершины оставленные ими портрет великого кормчего - Мао Цзэдуна и вымпел с китайской символикой (по другим данным он снял флаг).

В отношении пика Победы можно констатировать, что высшая точка на вершинном гребне ближе к восточной его “окраине”, чем к западной. И те, кто идёт со стороны Важи Пшавела не всегда проходят завершающий двухкилометровый участок “лопаты”. Особенно тогда, когда погода не блещет (а блещет она лишь в исключительно редких случаях). Получается парадокс: только Всевышний судья восходителям. И можно ли осуждать заблудших? Однако, есть “заблудшие” по умыслу. Как быть в отношении таковых?

Обращусь опять к “проотцам” современного альпинизма. Их можно воспринимать по-разному, но всё же… Евгений Белецкий в книге “Пик Сталина” (стр. 168) отмечает, что “Экспедиция 1938 г. в верховья ледника Инылчек на Тянь-Шане, когда альпинисты успешно штурмовали пик XX-летия ВЛКСМ (хребет Кокшаал-тау) и достигли высоты 6930 м … и ряд других высотных восхождений были проведены без всяких аварий”. А ниже добавляет, что пик позже оказался не самостоятельной вершиной, а взлётом гребня пика Победы.

Ещё один известный альпинист тех лет - Кирилл Кузьмин (Кузьмин К.К. - известный гидростроитель, был главным инженером строительства Саяно-Шушенской ГЭСА, возводил Асуанскую ГЭС в Египте, Токтогульскую в Киргизии. Прошёл всю войну.) констатирует, что “сопоставление фотоснимков, сделанных Гутманом и Ивановым с вершины пика XX-летия ВЛКСМ в 1938 г., со снимками группы В. Абалакова, поднявшейся на пик Победы в 1956 г., показало, что они сделаны с одного и того же места. Этим была доказана идентичность пиков XX-летия ВЛКСМ и Победы, а также установлено, что первовосхождение на эту вершину было совершено 19 сентября 1938 года Леонидом Гутманом, Евгением Ивановым и Александром Сидоренко” (Самый северный семитысячник. К. Кузьмин. Побеждённые вершины.1970-1971 г. Стр.28.). Вот так, ни больше, ни меньше. И это не всё.

Несколько иная трактовка у П. Рототаева. Он пишет, что после восхождения спартаковцев специальная комиссия президиума Всесоюзной секции альпинизма провела опрос участников восхождения 1938 года, изучила их материалы и установила следующее: “Вершина пика Победы представляется не острым пиком, а трёхкилометровым гребнем с незначительным понижением. Группа Л. Гутмана поднялась на самую восточную часть гребня, а группа В. Абалакова – на его центральную часть (то есть, спустя почти 20 лет, приняли “соломоново” решение, скорее всего чтобы не “обидеть” заслуженных спартаковцев - примечание В. Алфёрова) Президиумом секции было установлено, что группа Л. Гутмана совершила первовосхождение на этот семитысячник, а группа В. Абалакова первой прошла путь на центральную часть вершинного гребня” (К вершинам. П.С. Рототаев. Стр. 108.).

Резюмируя обозначенное выше, отмечу, что при всех полярных мнениях, по-моему, правы те, кто считает, что фамилии этих трёх альпинистов заслуженно значатся первовосходителями в справочной литературе по покорителям высочайших гор. Невероятно, но они поднялись с первой попытки в сложных погодных условиях. Хотя, повторюсь, до сих пор ряд альпинистов придерживаются иной точки зрения. У них, видимо, есть свои аргументы.

В этой горной эпопеи был один исторический факт, который в моих глазах, в некоторой степени, “реабилитировал” В. Абалакова. Суть его в следующем. После восхождения группы Абалакова на пик Победы ему и другим участникам экспедиции вручили очередные золотые медали, кубки, дипломы, ценные подарки и значки, специально учреждённые в память покорения пика Победы. На вечере присутствовал Александр Сидоренко. Виталий Абалаков снял с груди свой значок и протянул его Сидоренко со словами: “Это тебе, Саша. В память о Вашем походе 1938 года”. (Штурм больших высот. А.И. Поляков. Стр. 95.) Было бы наивно считать, что тем самым В. Абалаков “отдал ветвь первенства” группе Гутмана. Ни в его это характере. “Виталий… любил первым быть, лучше всех, иначе ему было неинтересно, - отмечает его напарник по многим восхождениям В. Кизель (см.: интервью В.Кизеля для www. russanclimb.com.). Произнесённое слово “поход” вряд ли случайно. Это не “первовосхождение”. Пик Победы был последним семитысячником и имена первовосходителей должны войти в историю. Примерно такая же история была на склонах пика Ленина, когда в стремлении быть “первыми” решением триумвирата В. Абалаков-Чернуха-Лукин, брат Виталия – Евгений (первовосходитель на пик Коммунизма), был, как мы часто говорим, в добровольно-принудительном порядке отправлен вниз, для сопровождения обоморозившегося напарника. Напомню, что тогда Лукин объяснил так откровенно, как уж более некуда: “Евгений, ты был выше, на пике Коммунизма, пик Ленина уступи Виталию” (см.: “На высочайших вершинах Советского Союза”. Стр. 172-173. Изд-во Академии Наук. 1963 г .). Скорее всего, шаг со значком – лишь некая “игра на публику”. Очень много было аргументов “за” группу Гутмана, но при этом в руководстве федерацией альпинизма оставались влиятельны “его люди”. И всё же, какая-никакая, но награда нашла одного из героев, хотя и многие годы спустя, когда уже не все восходители были живы. Важен сам факт публичного признания, несмотря на то, что его можно трактовать по-разному. Ведь известно, что у каждой медали две стороны, так же, как и то, что человеческая душа – “тёмная лошадка”.

Отступление: Как Вы знаете, за восхождения на ряд семитысячников СССР вручались номерные жетоны. За все, кроме пиков Победы и Евгении Корженевской (ранее пик Евгении). До сих пор я не пойму: почему же такой “участи” не удостоены эти вершины и восходители на них? И главное - самый коварный и труднодоступный пик остался вне почёта? Возможно, жетон не появился из-за того, чтобы “не раздражать” и не провоцировать китайцев? Но это мелочь на фоне глубоких пограничных противоречий. “Тогда почему, - задаю я себе вопрос, - за восхождение на Хан-Тенгри и пик Ленина присуждают таковые”? Ведь Хан, как и Победа, находятся на территории Кыргызстана. К тому же, Хан-Тенгри имеет двойное гражданство – ещё и казахское (именно они учредили жетон по Хан-Тенгри). Не исключаю я и того, что в своё время “подсуетились” лишь узбекские и казахские альпинисты, по инициативе которых и учреждены жетоны по пику Ленина и Хан-Тенгри, а киргизские не смогли. Не было лидера в киргизской альпинистской среде, который бы взял на себя эти заботы? Есть номерной жетон по пику Коммунизма (ныне Исмаила Самани – Таджикистан.), но за восхождение на Корженеву, стоящую “рядом” и на территории того же самого государства (а ранее – той же республики) жетоны не выдавали. “А может быть на знаке “Покоритель высочайших гор СССР” (автор И. И. Антонович), - задаю себе ещё один вопрос, - учреждённом Федерацией альпинизма СССР, закамуфлировано обозначена символика вершины Победа? Но, к чему камуфляж?” И сам же себе отвечаю, – “нет, профиль не тот”. Скорее всего, причина сокрыта в том, что личная инициатива, авторитет и пробивная сила людей, сделавших доброе дело, но отошедших от альпинизма в силу своих лет, не были вовремя подхвачены их продолжателями. В суете житейской руки, порою, не доходят, а патриотизм когда-то иссякает. Всё делают люди. И альпинизм держался и держится на фанатах, на их глубочайшей любви к горам. Только, вот, беда в том, что инициатива чаще бывает наказуема. Это наша национальная черта. Может, кто-то, там наверху, из властной элиты поправил инициаторов? Ведь, поддерживая альпинистские начинания, можно и поскользнуться. Или взлететь – если в “пику” попал. Но альпинизм, всё же, скользкая “штучка”.

Традиция та, отчасти, сохраняется. Сейчас награда найдёт героя, но если герой поднялся на пять вершин, одна из которых - Хан-Тенгри, всё же, ниже семитысячного рубежа. Однако она заслуженно занимает то пятое место по высоте. За пять, и дают жетон. И спорить не надо: логика “железная”. Всего, по словам секретаря Федерации альпинизма России - Шатаева В.Н – по состоянию на середину ноября 2003 года выдано 507 знаков “Покоритель высочайших гор СССР” или теперь уже просто “гор”. В список входят и иностранные восходители. В том числе 17 женщин.

Однако, продолжу. Что тут скажешь? Пожалуй, этим все точки над “i” теперь уже расставлены. Даже “патриарх” советского альпинизма признал факт первовосхождения той тройкой. А вот В. Рацек отрицал их победу. (См. его книгу “Пять высочайших вершин СССР, стр. 86. В сноске справочника группа Гутмана дошла лишь до высоты 6930 м, а первенство отдаётся спартаковской команде, хотя в год выхода книги – 1975 уже всё было определено). Возможно, потому, что “жаба заела”: будучи в летаветовской экспедиции топографом сам на вершине не был. Вы намекнёте на мою крамольную мысль и скажите – ни тебе судить. И будете правы. Я не сужу и не осуждаю, а пытаюсь рассуждать.

Известно, что Евгений Абалаков перед своей смертью, в 1947 году, готовил экспедицию на пик, который позже будет назван пиком Победы, но ей не суждено было состояться. Несомненно, что любители гор могли бы стать свидетелями бескомпромиссной борьбы человека с вершиной, где у человека колоссальный опыт оставлял ему высокие шансы на успех, но и Гора “не лыком шита”. Сюрпризов у неё всегда предостаточно.

Память о выдающемся восходителе, многогранном и одарённом человеке жива. В июне 2004 года состоялось открытие бюста Е. М. Абалакову и мемориальной комнаты истории развития альпинизма в г. Красноярске

Коль речь зашла о братьях Абалаковых не могу не поместить характеристики старшего брата Виталия, позаимствованное (с незначительными сокращениями) с сайта /www.krassport.ru/, а ниже – некоторые высказывания Белопухова и Кизеля.

Отступление. “Виталий Михайлович, родился 13.01.1906 в г. Енисейске, умер в 1992 в г. Москве. Выдающийся советский альпинист, известный конструктор спортивного снаряжения и тренер. ЗМ альпинизма (1935), ЗМС (1947), ЗТ СССР (1961). Награжден орденами Ленина (1957), “Знак Почета” (1972), почетным знаком “За заслуги в развитии физической культуры и спорта” (1976). Начало спортивной и жизненной карьеры было положено на красноярских Столбах. В 1934 совершил первовосхождение на пик Ленина (Памир, 1934).(что спорно. Примечание Алфёрова В.А.). В 1936 покорение Хан-Тенгри; при спуске в условиях жесточайшего урагана получил сильное обморожение, в результате чего были ампутированы часть фаланг на обеих руках, часть левой стопы. Вернулся к активным занятиям альпинизмом в 1946. Будучи капитаном команды альпинистов “Спартака”, он 10 раз приводил ее к победам на чемпионатах страны в восхождениях различного класса. В 1956 руководил восхождением на пик Победы (7439м). Окончил Московский химико-технологический институт им. Д.И. Менделеева. Работал во Всесоюзном НИИ физической культуры. Изобретатель известного во всем мире рюкзака, автор многих изобретений и усовершенствовании спортивной, туристской и альпинистской техники, экипировки, аппаратуры. Именем братьев Абалаковых в Красноярске названа одна из улиц”.

Кроме этого, в Энциклопедии – “Альпинизм: понятия, события, годы, явления” П.П. Захарова (см. сайт www. Mountain.ru) абалаковская команда представлена в полном составе и о каждом из них сказано много хороших слов.

Белопухов А.: “Путь к Победе преграждала нам Федерация альпинизма СССР. Долгие годы ее возглавлял Виталий Абалаков, желчный, жесткий человечек, не очень любивший людей вообще и ненавидевший молодёжь в частности. Ему казалось (а может - хотелось), что сильнейшей командой является всегда его команда, команда общества “Спартак”. Он включил в команду жену, друзей - членов Федерации: Филимонова, Аркина, Боровикова, Кизеля. Они делали достаточно простые восхождения и, будучи сами судьями, присваивали себе медали чемпионов. Абалаков, Филимонов... Эти имена были овеяны легендами, их обладатели заседали в Федерации и считали ерохинскую компанию неопытной молодёжью. Неопытной и наглой” (см.: “Я-спинальник”).

Источник: http://spolding.ucoz.net/news/pik_pobedy/2013-03-20-40

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.