www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 18
ХудшийЛучший 
Горы Киргизии
Автор: alpcrimea.ru   
20.04.2015 20:23

Место, где я был счастлив! Каравшин. Часть 2

1989 год. Все! Надоело! Наелся, больше не хочу!!! Чемпионаты, правила, команды. Есть в них неоспоримое преимущество: госфинансирование. Перелеты, вертолеты, гостиницы в пути, еда, снаряжение, караваны… Оплачивалось все, только правильно оформляй отчетность. Но взамен – рамки Правил, регламентов и условности Игры. Что же, надоело — значит надоело! Хочу быть свободным, хочу идти, куда хочу, когда хочу и с кем хочу! Пусть за свои кровные. Собираю друзей в экспедицию. Считаем, осмечиваем, урезаем, напрягаемся. Достаем из чулков заначки, занимаем и едем!

Наиболее дешевый путь выбираем через Ленинабад (Ходжент сейчас). По прилете нахожу грузовик. Шофер-таджик, согласовав сумму, приглашает в машину. Я как начальник, в кабине, остальные – в кузове. Шофер вначале пути очень печален: вчера посидел с друзьями. Курит одну папиросу за другой. Чем дальше, тем он веселее. Апогея его веселье достигает уже после Воруха: дорога упирается в рухнувший мост через мощный горный поток. Опору моста подмыло, один (противоположный) пролет упал, второй (с нашей стороны) висит как трамплин. «Перепрыгну!», - говорит мне водитель. «Ты сдурел!», - я в ответ! «Все равно перепрыгну!». Высаживаю ребят, перелазим по мосту на другую сторону, перетаскиваем грузы. Хочу рассчитаться с водителем. Но вдруг машина сдает назад, разгоняется, летит… и с грохотом приземляется рядом с нами! Немая сцена. «Ну ты вааще! Смелый!». «Это не я. Это анаша», - сообщает вдруг побледневший водитель. «А как назад?» — «А хрен его знает…». Едем дальше.

От Крепости начинаем челночить: несмотря на ограничения во всем, барахла много. Распределяемся и носим грузы каждый на своем участке, постепенно продвигаясь все дальше. На второй день утром видим на тропе сверху скачущего во весь опор всадника. Доскакав до нас, он лихо соскочил с коня и грозно посмотрел на меня. Это был Эшанкул! Вместо «Салам» он нагибается и проводит поперек тропы кинжалом черту, и только после этого произносит: «Кто переступит — зарежу!». Вскочив на коня, Эшанкул ускакал обратно. Ждем. Через час приходит караван: лошади, пастухи. Вьючат наши грузы. Вновь появляется Эшанкул с упреками: «У тебя что, друзей здесь нет? Почему не сообщил? Почему на себе груз несешь? Ты что, ишак, да?» Любе досталась верховая лошадь, а мы пошли пешком, но налегке!

На этот раз лагерь разбиваем в Ак-суу под склонами п.Котина. Эшанкул уезжает к себе через перевал в Карасу, а мы подсчитываем продукты: хватит ли до конца сбора? Распределяем продукты по дням и по группам. Начинаем работу. Тренировочное восхождение делаем на п.4500 – вершину, стоящую напротив восточной стены 4810. Первопрохождение, 2А. С неё наблюдаем за «нашей» стеною, уточняем маршрут. Обычный путь спуска с п.4810 – по нашему маршруту 5Б по северной стене и западному кулуару в западный цирк 4810 нас не устраивает. Необходимо спускаться в Ак-суу, к базовому лагерю. Решаем пройти маршрут Назарова 6А к сл. с перемычки от п.ЛОМО (Аксу Каравшинская) и спуститься по пути подъема.

Моя команда этого года составлена из моих близких и друзей: Люба Бойко (жена), Паша Серенков (старый добрый друг, незаменимый «последний в группе»), Сережа Сипкин (дружище молодости еще со времен ДСО «Водник», где вместе начинали) и Валера Бодылев (старый товарищ, «наш гуманитарий», объясню позже). Команда верит в меня и в мой маршрут, а я знаю, что они не подведут, не сломаются, не повернут обратно.

Выходим на Назарова (второе прохождение), уверенно проходим маршрут и 9 июля стоим на вершине. Спуск по пути подъема. Задача выполнена.

Пора готовиться к стене. Переучет продуктов говорит о бедности пайка: в ограниченном количестве присутствуют сахар, манка, сухофрукты, сало. сухари. Консервы - килька в томате из расчета банка в день. Все. Делаем заброску под стену и еще раз просматриваем маршрут. В правой части стены – маршрут Ведерникова 6А прошлого года. Больше маршрутов нет. Лезь — и везде первопроход будет!

Мои учителя в альпинизме привили мне понимание логики маршрута в выборе наиболее простого и безопасного пути из всех возможных вариантов на данном участке стены. Если есть простой путь, а ты рядом идешь по более сложному – значит, ты не умеешь ориентироваться и выбирать маршрут! Сейчас, в погоне за первопроходами на хорошо освоенных стенах, понятие логичности маршрута искусственно изменено. Часто маршрут прокладывается по гладким плитам между двумя логичными линиями, идущими по рельефу. И затем объявляется о прохождении «самого сложного маршрута на стене». Но будет ли он повторяться? Если слева от нового маршрута в десяти метрах камин, а в пятнадцати справа щель, идущиеся лазанием, то почему ты полез по плитам на сопливых якорях и скайхуках? Только потому, что камин и щель уже пройдены ранее, а тебе нужен первопроход?

Выбирая на восточной стене маршрут, мы могли идти и пройти в любом месте (опыт и снаряжение позволяли). Но хотелось выбрать самый красивый, самый логичный путь. С минимумом ИТО, с максимумом лазания.

К этому времени я выработал для стенных восхождений свой стиль. БОльшую часть маршрута (а иногда и весь маршрут) я должен пройти первым! Почему? Я заметил, что когда ты идешь по стене, и у тебя все получается, все лезется, и нет непреодолимых для тебя участков, возникает особое душевное состояние, эйфория, радость внутренняя. О таком состоянии я говорил «Душа поет!». Это и есть состояние счастья, которого так не хватает в жизни! Ради продления этого ощущения я и стремился как можно больше ходить первым. Ты выходишь от станции вверх. Вначале все буднично: страхуй, выдай, закрепи… Затем ты уходишь от страхующего за перегиб, остаешься один на один с собою. Лезешь. И в какой то момент «это приходит»: внутри тебя звучит музыка, тебе хорошо, ты счастлив! Но идти первым весь маршрут физически трудно, накапливается усталость. И это сказывается на скорости прохождения. Приходиться выбирать между скоростью и эгоистическими чувствами. Поэтому нужна надежная, дружная команда, помогающая тебе пройти маршрут.

Итак, выходим. Уже отрываясь от земли, вижу бегущего к стене человека. Он машет руками и кричит. Даю команду последнему дождаться. Через время, уже на полке (месте ночевки) спрашиваю: кто был и чего хотел. Оказывается, питерцы, прознав про наши затруднения с продуктами, прислали нам доппаек. Как он нам пригодился!

Маршрут проложен везде по рельефу. БольшУю его часть мне удалось пролезть свободно. Минимум шлямбуров. Место для ночевки стационарное одно, на полке в трехстах метрах от земли. Далее еще через триста метров в камине под «Африкой» - огромной нашлепкой – просмотрена снизу снежная пробка, на которой и удалось устроить сидячий бивак. Далее до крыши (еще 400 м) полок нет! Соответственно, тактика была выбрана следующая:

От земли обработка 4 веревки, ночевка под стеною.

Отрыв, выход на полку. Ночевка на полке.

С полки обработка 4 веревки. Ночевка на полке.

Отрыв. Выход на снежную пробку под «Африкой». Ночевка на пробке.

Обработка с пробки 4 веревки, ночевки на пробке.

Выход до «крыши», ночевка на полке «крыши».

Восхождение. Ночевка на вершине.

Спуск.

Погода не баловала – каждый день после часа дня мокрый снег. Запомнились наиболее яркие фрагменты.

Выходя на маршрут, мы ограничивали себя во всем: в еде, в воде, в снаряжении, в биваке. Каждый крюк я обдумывал: взять-не взять? А тут на полке, возвращаясь с работы, я вижу картинку. Свесив ноги в бездну, на полке сидит Валерочка Бодылев, и читает толстенную-претолстенную книгу. Взвился я, аки коршун, над Валерой: «Да я тебя этой книгой убью сейчас!». Валерочка мне в свое оправдание: «Это «Махабхарата», редкая книга. С большим трудом взял перед отъездом в библиотеке. Нужно успеть дочитать!» Махнул я рукою, что взять: гуманитарий!

Накопилась усталость. Лезу параллельно мокрому подтеку по крутой стене. Закладка (самодельный стоппер) в 7 метрах ниже. Упираюсь в карниз, пытаюсь заложиться: некуда. Начинаю траверсировать влево по мокрому замшелому подтеку, равнодушно осознавая, что сейчас сорвусь. Соскальзывает нога, лечу. Полет метров двадцать. До сих пор жена гордится, что в полете я кричал: «Люба-а-а-а!». Повиснув, перехожу подтек маятником влево на сухое и лезу дальше с другой стороны подтека, вроде как ничего не произошло.

Еще фрагмент. Отрыв от полки. Группа быстро поднимается по перилам. Вдруг – короткий вопль. Оборачиваюсь – вниз, не касаясь стены, летит, кувыркаясь, что-то большое! Сердце сжалось: КТО? Быстро пересчитываю сверху развешенных по веревкам ребят: ВСЕ! Оказалось, Паша Серенков перебрал вес, добавив к общественному и личному грузу еще кинокамеру «Красногорск» 5 кг. И подвеска к транспортнику не выдержала, оборвалась.

После отрыва от снежной пробки непогода началась раньше обычного, и мы не успели выйти к намеченной на крыше полке. Валит снег, а мы, мокрые, на отвесной стене… Лихорадочно бью крючья, подвешиваю на них палатку, внутри палатки из веревок делаю перила, под ними на крючьях вешаю гамак. В гамак – все наши вещи. Затем по очереди залазим в палатку и рассаживаемся в гамаке, прижавшись друг к другу. Спасены. Но этого мало – хочется чаю. Начинаю в темноте и тесноте вставлять в горелку прокалывающийся газовый баллон. И вдруг, проколотый баллон выпадает из горелки и со свистом исчезает в тесноте. «Кранты!»,- думаю, «Сейчас, задыхаясь, палатку порвут! Мы мокрые, а впереди морозная ночь!». Но народ сообразительнее оказался. Задержав дыхание, нашли и выкинули баллон. Затем, по очереди, высовывались из палатки отдышаться.

Но всему бывает конец, и стена закончилась. На крыше установили полноценно палатку, разлеглись. Блаженство! Ночью повалил снег. Намеченный спуск через вершину по Назарову откладывается. Провешиваю веревками крышу, затем опять спуск к палатке. Еще ночевка. Снег валит не прекращаясь! Начинаем новый спуск - в сторону перемычки к Кыркчилте правее маршрута Ведерникова и далее в кулуар в строну ущелья Ак-суу. Снег продолжает валить, скалы залеплены снегом не смотря на большую крутизну. С трудом нахожу трещины под крючья на станциях. Бесконечные дюльфера, последний из которых – на одной закладке «семечке»: кончилось все. И вот мы на земле! Снег кончился, светит теплое солнце! Хочется раздеться. Мы снимаем одежды и в ужасе смотрим каждый на себя: кожа да кости! Затем смотрим друг на друга и начинаем истерически смеяться. Каждый сбросил минимум 10 кг веса. Если учесть, что мы и так не были толстяками, то не дай Бог ветер подует – унесет! Хорошо, если попутный… Шатаясь, бредем к лагерю.

В гости приходят Саша Одинцов и Ваня Самойленко, поздравляют, расспрашивают.

Далее наш путь лежал в Ош, где мы долго и много ели, а оттуда под Коммунизма-Корженеву, но это другая история.

Год 1990. Хочется в Каравшин. Но своих средств нет, поэтому приходится опять заявляться в Чемпионатах СССР. Когда-то мы приезжали в Каравшин на двадцать дней: времени не хватало. Начали приезжать на месяц. Опять не хватает. Решаюсь приехать на полтора месяца! Что бы не спешить, чтобы с удовольствием каждый шаг делать, каждую Гору, каждое движение!

Заявляюсь в двух классах Чемпионата СССР: в скальном – в двойке с женою, в классе траверсов – с командой. Опять роскошная жизнь: вертолеты, много еды и снаряжения, большой состав сбора. Эшанкул с радостью гостеприимно встречает нас. Официальные приемы: сперва весь состав экспедиции на той (пир) к Эшанкулу. Затем ответный прием у нас. Эшанкул, Бобосаид (его жена), дети, внуки, - мы рады им, они нам. Обед, подарки всем. Счастливое веселье!

На разминку идем с Любой Желтую стену Солонникова. Затем готовимся к чемпионатам. В скальном классе нужно сходить три маршрута. Для начала выбираем второе прохождение восточной стены на Асан 5Б (Горбенко). Вторым маршрутом заявляем 6Б Тимофеева на Асан. Затем идем 5Б на 3850. У конкурентов примерно такой же набор. Окончательно результат определится осенью на Школе в Янгиабаде.

Что запомнилось? Палатку мы с Любой не брали, снаряжения минимум, фаст-н-лайт (хотя термина такого тогда еще не было)! Закончили маршрут на п.3850 м 13 июля вечером. Погода портится, спуститься не успеем. На вершине — огромный камень. Стоит на камнях поменьше, под ним – ниша. Люба предлагает заночевать под камнем. Я: «Не дай Бог землетрясение – раздавит нас, и никто никогда не найдет!». Люба: «Да ну, маловероятно!». Залазим под многотонный камень и ночуем. Ночью ощущаю толчки. Повезло, камень устоял! Утром выходим на связь, и слышим, что в результате землетрясения на п.Ленина (от нас по прямой- рукой подать) сошла лавина и погибли более сорока человек!

16 июля мы вернулись с последней Горы в Кара-суу. А там команда уже ждет выхода на траверс. Помылся, поел, выпустился у судей и ушел на подход. 18 июля мы стартовали!

Траверс задумывался и прорабатывался мною еще в прошлом году. Маршруты Каравшина во много раз длиннее и сложнее маршрутов той же категории сложности в других горах. Для примера: 5Б Инюткина на Джайлык – две веревки сложного лазания (V-VI к.сл), еще две попроще IV-V), остальное – троечные скалы. 5Б на Вольную Испанию (Субартовича, Кизеля) – аналогично. Днепровский маршрут на пик Котина (Шайтанхана) из ущелья Ак-су м-т Г.Портянко – сорок две веревки сложного лазания! Но постепенно, мы привыкли к масштабам Каравшина, и этого нам стало мало. Захотелось сверхпротяженного маршрута. Как-то, сидя на противоположном склоне, я увидел сразу всю группу вершин от Асана до Котина, и размечтался: вот бы пройти, набор сложного лазания запредельной протяженности! А тут и повод появился: класс траверсов в Чемпионате СССР. Я понимал, что в этом классе первые места займут высотные траверсы: скальные не котируются! Но меня это мало волновало: хотелось воплотить задуманное.

Команда: я, Леша Жилин, Володя Альперин, Леша Харалдин, Валик Бойко и Юра Завершинский.

Маршрут:

первопрохождение 5Б к.сл на п.Асан по левому канту западной стены
траверс п.Усен со спуском на перемычку к п.4810 (п.Одесса)
п.4810 (п.Одесса) второе прохождения м-та Овчаренко 6А к.сл по правому канту западной стены
спуск по северной стене на перемычку
траверс гребня через жандарм к Кыркчилте
подъем на Кыркчилту (м-т Козачка 5Б, второе прохождение)
спуск к Шайтанхане
траверс горизонтального гребня
подъем на Шайтанхана 4А к.сл.
спуск в базовый лагерь.
Все члены команды в хорошей форме. Шли весело, лихо. Маршрут от лагеря до лагеря занял неделю. Вот некоторые характеристики траверса.

Число вершин в траверсе - 5

Суммарный набор высоты – 3 км

Протяженность подъемов - 3,5 км

горизонт. уч-ков – 0,5 км

спусков - 4 км

Всего - 8 км

После нашего спуска в лагерь пришел Эшанкул. «Ты тюремщик! Нет, ты хуже тюремщика!», - грозно сказал он. «Людей замучил, себя замучил, жену замучил!» И, после паузы: «Три барашка зарезал, еду готовим. Айда кушать!» Перед летним домом Эшанкула постелено рядно. На рядне – горою мясо, лепешки, сыр. В тарелках - шурпа, айран. Много чайников, чай в пиалах, рядом парварда. Вокруг лежим мы, животы давно набиты едою. Вдруг вижу – наш доктор Жора Таран как рак боком отползает с рядна и начинает лежа копать перед собою ямку. Заметив мой взгляд, Жора с трудом сказал: «Ямку для живота делаю, чтобы не давило!».

Когда за нами прилетел вертолет, мы долго обнимались с Эшанкулом, прощались. «Ты больше не приедешь…» - с грустью сказал старый басмач, сгорбился и побрел домой.

Источник: http://alpcrimea.ru.xsph.ru/2014/03/mesto-gde-ya-byl-schastliv-karavshin-2/

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.