www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 8
ХудшийЛучший 
Горы Киргизии
Автор: Кузнецов Владимир   
12.05.2015 21:14

Горки Ленинские

 

Бывает так - живешь спокойно, и вдруг возникнет вдалеке, в какой-то дымке розоватой, не ясно поначалу что. Посмотришь, а потом забудешь – и нет, исчезло на совсем. Опять придет, займет все небо и на житейском небосклоне затмит и солнце, и луну, распространясь из края в край, и, наконец, наступит день, поймешь - судьба идет навстречу - не обойти не облететь, но пережить, перестрадать, перелюбить, переболеть…

Все начинается с эмоций. С романтики, берущей начало из туманной и довольно далекой юности. А это чревато. Бойтесь своих желаний, они имеют обыкновение сбываться… Начинаешь действовать, невзирая на здравый смысл, время, финансы, работу…. Третий по высоте семитысячник бывшего союза, гордо носящий имя вождя мирового пролетариата, давно манил своей красотой и доступностью. Ушел в историю СССР, пик оказался в соседней стране, стал двуликим. Перефразируя известное со школы стихотворение В.В. Маяковского, – "мы говорим Ленин, подразумеваем – Независимость". Таджикистан переименовал пик Ленина. Он был и пиком Кауфмана, а как его называли древние киргизы? Громадной снежной горе безразлично, она не замечает людей…

А люди без малого 80 лет бороздят его склоны вдоль и поперек. 18 маршрутов проложено на вершину, сотни восходителей праздновали победу, несколько десятков человек навсегда связали свои имена и судьбы с пиком Ленина, вписав трагические страницы в историю горовосхождений. Автомобильные дороги до комфортабельного базового лагеря на Луковой поляне, простые склоны делают эту гору доступным мерилом отваги или ...легкомыслия?

Мы – трое самарцев, друзей, обьединенных одной идеей нанести визит азиатскому гиганту. Последние приготовления, знакомое ощущение предстоящего перехода в неизвестность из повседневной рутины. Аэропорта суета, багаж, таможня и граница, и пассажиров озабоченные лица - две авиакатастрофы накануне и задержка рейса по техническим причинам не добавляют радости к предстоящему полету. Глядя на закопченый корпус двигателя старенького ТУ-134, я уныло думал, стоя перед трапом, долетит – не долетит?

Обстановку немного разрядил веселенький автомобильчик с надписью «Авиаланч», бодро разгружающий продовольствие у самолета. Почти «Аваланч», (англ. Avalanche – лавина). А это, как никак, название моего горного велосипеда. Посчитав это добрым знаком и успокоившись, уселся в самолет, в иллюминаторе великолепный вид ватных облаков и закатного неба, затем звездная пыль огней ночного Ташкента, касание полосы – аплодисменты и возгласы «Браво командир!» откуда-то сзади. Давно не летал, видимо теперь удачное завершение полета так отмечают.

Духота ночного азиатского города, граница, таможня, багаж, встречающие с табличкой «Владимир Кузнецов», мы в Узбекистане! Комфортабельный корейский микроавтобус, 15 минут и мы в гостинице то ли «Радусс», то ли «Градус». Отмечаем день рождения не самого старого из нас, уравниваем градусы внутри и снаружи. За окном +40.

Ранним утром, по холодку, выезжаем в направлении города Ош. Ford Transit бодро бежит по приличной трассе, вокруг воистину марсианский пейзаж, в дымке раскаленного воздуха далекие красно-желтые горы, все выжжено солнцем. Зеленые оазисы как иллюстрация к фразе: вода-это жизнь. Влага в сочетании с азиатским солнцем творит чудеса – вдоль дороги ручейки и цветочные клумбы. Мелькают за окном хлопковые поля Ферганской долины, Наманган, Андижан, водохранилище с красивой зеленоватой водой, пара тоннелей, граница, таможня. Ближе к вечеру покидаем Узбекистан. Нас встречает Киргизия, легендарный город Ош с похожей на поверженного динозавра Сулейман горой и знаменитым базаром, воспетым Ю. Визбором.

Древний базар с тысячелетней историей закрывался и больше напоминал обычный рынок, каких теперь много в России. Измученные дорогой и жарой, мы устроили в апартаментах, в которые нас поместили, настоящую арбузную оргию. Под мерный шум кондиционера и бормотание телевизора, сидя на кухне, кромсая огромный арбуз и ломая свежие лепешки, наполнялись мы сочной красной мякотью, и было нам хорошо…

Ночью в кафе под нами бубнила музыка, кажется, даже пели караоке, в свете фонарей поблескивал длинный ряд такси Daewoo Tiko на стоянке, ничего не говорило о том, что мы в Азии, кроме свежего запаха арбуза в комнатах.

Ранним утром, когда по пустынным улицам Оша мальчишки на велосипедах развозят свежие лепешки, грузимся в «Урал». Предстоит еще день езды по горным дорогам. Пейзаж за окном меняется. Холмы, покрытые войлоком низкой сухой травы, выветренные причудливыми столбиками скалы, придвигаются к дороге. Ущелье реки Гульча. Почти сухое широкое русло, вымощенное галькой, плоское и ровное, c высокими отвесными стенками, наводит на мысль, что пыль и жара здесь не всегда. От зноя прячутся все, кто как может. В узкой полоске тени под скалами стоят овцы, лошади просто лежат на боку, вытянув ноги и положив на землю голову, птица сидит на перекладине в тени старого телеграфного столба.

«Талдык» - лагерь из нескольких юрт, стоящих под деревьями, здесь у нас по программе обед. Приятно, сидя в тени на свежем воздухе, неспешно оперировать блестящими столовыми приборами, поддерживая беседу на неком подобии английского со словенкой Таней, которая вооружившись профессиональным фотоаппаратом тоже едет к пику Ленина – там у нее друзья, которые уже должны спуститься с вершины на лыжах.

После обеда продолжаем путь в увеличенном составе - к нам присоединяется компания молодых поляков и двое уже знакомых по Ташкенту ярославцев. Иностранцы в основном с лыжами. Дорога все больше становится горной, превращаясь в серпантин, ведущий к перевалу Талдык – 3615м. Навстречу поток китайских грузовиков, до отказа набитых тюками с ширпотребом. Несколько дорожных рабочих с лопатами, повстречавшихся на протяжении десятков километров, вот и все, что делается для поддержания дороги в пригодном для движения состоянии. Громадные выбоины, обвалившиеся размытые обочины и как логичный результат, лежащие на боку грузовики, с текущими из под них ручьями солярки и масла.

Перебрались через перевал, теперь вниз. Дорога уходит в Китай. Большой Памирский Тракт. Нам в Алайскую долину. Где-то читал, что алай означает рай. За окном разворачивается фантастическая картина – синее небо, серо-зеленый простор, желтая река, и огромные, сияющие снегами горы. Самая высокая и самая масштабная из них – пик Ленина, от всего веет величием и спокойствием. Скоро скромный «Урал» показал все, на что он способен. Сначала форсировал в брод бурную реку, спотыкаясь и переваливая через валуны под водой. Будка, в которой мы сидели, моталась на манер качелей. Когда под колесами вновь заскрипела раскаленная на солнце галька, все облегченно вздохнули. Затем дорога пошла по древней морене, напоминающей морскую зыбь. И качка была как на море. За окном словно перелистывали огромный альбом со знакомыми фотографиями – интернет сделал доступным заочное знакомство со всеми достопримечательностями. Сотни людей, побывавших здесь до нас, не оставили без внимания буквально ни одного укромного уголка. Все зафиксировано в разных ракурсах, при разном освещении, в разную погоду с очень приличным качеством. Лошади, пасущиеся на фоне белоснежных гор – визитная карточка Киргизии, обошедшая, кажется, все альбомы и журналы.

Вот она, легендарная Луковая поляна, неразрывно связанная со знаменитым пиком! Все что не выжжено солнцем, покрыто пучками дикого лука, растет он ровными грядками. Как такое может быть? Разгадка не заставила долго себя ждать. Низкорослые киргизские коровки по пути в стойбище выщипывают всю траву, кроме горького лука, а поскольку идут они довольно прямо, не кидаются по сторонам за каждой травинкой, то междурядья получаются как на колхозном поле.

Располагаемся в комфортабельном базовом лагере на высоте 3800 м. Столовая с официантками в юрте, электрическое освещение, умывальники с зеркалами, туалет со смывом – избыток комфорта, без которого можно обойтись. В палатках на высоких деревянных топчанах киргизские матрасы – курпачи. В центре лагеря указатель с направлениями на разные известные города мира, до Токио, например, 6000 км, до пика Ленина – 15 . Тропа уходит к перевалу Путешественников, огибая скалу на которой поблескивает пара мемориальных табличек. Пик Ленина отсюда не виден, завтра планируем выдвигаться в лагерь 1 на 4400.

Рюкзаки собраны, завтрак сьеден, самочувствие проанализировано – выходим. Идем медленно, вокруг – красота. Тропа идет по травянистому склону, вокруг цветы, внизу шумит желтая река. Горы самых необычных цветов – желтые, фиолетовые, красные. Обернувшись назад, видим Алайский хребет, Алайскую долину в желтоватой пылевой дымке. На перевале останавливаемся – пик Ленина во всей красе, первое свидание состоялось. Тропа проложена дальше по крутому осыпному склону над сильно разорванным ледником. Местами довольно эмоционально. К нашему удивлению, по этой же тропе ходят киргизские лошади с грузом и седоками. Настоящий пилотаж начинается, когда в рискованных узких местах встречаются встречные караваны.

Увесистые для первого выхода рюкзаки, жара и полное отсутствие акклиматизации скоро отбивают желание смотреть по сторонам. Тропа приводит нас к реке. Перейти можно, но мы, как настоящие сагибы, пересекаем водную преграду верхом. Киргизы с большой охотой перевозят людей и груз за 5$. Лошадь переходит бурную воду, нащупывая ровные места среди камней на дне, при этом, кажется, что сейчас завалишься на бок вместе с ней и ее хозяином. Судорожно изо всех сил хватаешься за луку седла, напоминающую джойстик. Ближе к ужину прибываем в лагерь 1, расположенный на моренной гряде ледника Ленина. Переход занял у нас 7 часов. Устраиваемся в лагерных палатках, пьем чай, поглядывая то и дело на вершину. Она перед нами, в облаках. Высота 4400 . Солнце заходит за окружающие нас гигантские склоны, в юрте горит печка, сидим и привыкаем к обществу. Мы едва ли не единственные россияне. Вокруг монотонный гул иностранной речи – немцы, испанцы, словенцы, поляки, латыши. В углу юрты бар с напитками, включенный компьютер проигрывает музыку, можно отправить электронную почту через спутник. Прайс-лист на услуги и товары лежит рядом. Однако нужно попытаться уснуть. С этим желанием отправляемся на ночлег. Кто вечером досыта напился чаю, тот поступил мудро, ибо он несколько раз за ночь смог полюбоваться феерическим зрелищем пылающего Памирского неба.

Ночь, как и полагается для начала, прошла в легких муках. Утром наверх уже не хотелось, а ведь были планы двинуть на 5300. Пытаясь отвлечься от борьбы с пошатнувшимся здоровьем, пробуем кошки на леднике, исследуем окрестности лагеря. Еще одна ночевка не прибавила нам оптимизма, похоже, мы поспешили с подьемом на 4400. Решаем с утра спуститься вниз, на Луковую поляну, где зеленая травка и воздух погуще.

Весь следующий день посвящаем активному отдыху – поднимаемся налегке на перевал Путешественников и дальше по гребню. На красном склоне растут белые цветы. Жара выпаривает влагу, делает их аромат концентрированным, как у одеколона. Обед после прогулки проходит со здоровым энтузиазмом.

После хорошего отдыха внизу, подьем на 4400 дается намного легче. Переночевав, выходим на склон пика Ленина, планируя подняться в лагерь 2 на 5300. Ледник местами разорван, кое-где закрыт. На одной довольно сложной ступени стоит дюралевая лестница для перехода через трещину, висят веревки. Края лестницы едва опираются на ледовый козырек, но все смело нагружают его, не задумываясь о возможных последствиях. Внизу, на снежной пробке в трещине видна коллекция потерянных вещей. Если не пожалеть сил и времени, можно стать обладателем рукавиц, телескопических палок, шапочек и т.д.

Несмотря на осадки, тропа через ледник хорошо заметна – каждый день 20-30 человек проходит по ней из лагеря в лагерь. Идти от 3 до 7 часов, в зависимости от веса рюкзаков и акклиматизации. Когда выходит солнце, кажется, что загораешь даже через одежду. Лицо спасает защитный крем и марлевая маска. Снять очки, значит гарантированно ослепнуть. Подходим к лагерю 2. Посматриваем на гигантский склон, на котором висит много чего снежно-ледового. Когда в 90 году тряхнуло, под обвалом на ночевке погибло больше 40 человек. Теперь палатки лагеря 2 устанавливают выше, на каменистом склоне. Места немного, некоторым приходится ночевать просто под открытым небом. Нам повезло – наши знакомые ребята из Ярославля уходили вниз, мы заняли освободившееся место. Жара, высота в 5300 метров дает о себе знать – голова, как говорится, не варит. Взятую напрокат палатку поставили только со второго раза. После питья и микроскопической еды, наблюдаем за окружающей нас жизнью. Мы лежим под тентом прямо на краю большой помойки. Метрах в 20-30 от нас разные люди, оставив бесплодные попытки спрятаться, постоянно справляет разные нужды. Под слоем камней оказывается лед, на жаре он оттаивает, появляются веселые ручейки не очень нужной в палатке воды, камни скользят по мокрому льду как по маслу. Подскользнуться реально. Слышен гул голосов на разных языках, из которого мы понимаем очень немного по-английски. Русская речь звучит совсем редко – в основном, когда мы общаемся друг с другом. Иностранцы тащат с собой кучу всяких средств гигиены для лица и разных других частей тела. Снимая рюкзак, они первым делом начинают менять нательные одежды, утираться разными салфетками и брызгаться дезодорантом. Потом все использованные средства гигиены оказываются на помойке вместе с оставшимися продуктами и газовыми баллонами. Видимо гости считают, что кто-то эту помойку потом должен унести вниз. В общем, мусорят европейцы сколько хотят, если знают, что ничего за это не будет. С этими мыслями мы уснули. Ночью было не очень. Я обошелся без таблеток, они у меня были где-то далеко.

Утром идем вверх, в сторону Раздельной. Высота 5600 – мы на «эльбрусе». Алайская долина во мгле – внизу афганец, пыльный, горячий ветер. Он заносит в наши снега массу стрекоз, которые остывают и остаются неподвижно лежать на склоне. Навсегда. Мы как стрекозы, нас тоже занес сюда ветер – ветер странствий.

Спускаемся вниз на отдых, но уже через день мы снова на 5300. Ночуем и идем дальше, на 6200. Погода пока не огорчает, народ толпами поднимается в лагерь 3, откуда собственно выходят на штурм вершины. Собираясь в это путешествие, мы с целью экономии веса не взяли свою палатку, о чем я потом неоднократно жалел. Арендованная, большая и довольно тяжелая осталась стоять на 5300.

К вечеру, преодолев крутой подьем на вершину Раздельная, приходим в лагерь 3. Устраиваемся после пары рокировок в свободной палатке, разрешив взамен пользоваться нашей на 5300. С нами ночует Игорь из Новосибирска. Он поднялся на 6200 сегодня, как и мы, первый раз. Завтра собирается на гору. Завидное здоровье, если есть силы и желание с ходу идти на вершину.

Ночь прошла практически без сна. Под утро несколько групп ушло на восхождение, в том числе и Игорь, несмотря на испортившуюся погоду – поземка, облачность, ухудшившаяся видимость. Мы, не сговариваясь, спускаемся вниз. С нами в связке Саша из Алма-Аты, через закрытый ледник идти одному некомфортно. Пока наверху мело, внизу таяло. Проходы через трещины поплыли, веревка явно не лишняя. Наступая на лестницу через самую широкую трещину, с возгласом –«должна же она когда–то обвалиться!», Саша падает вместе с лестницей в трещину – не выдержал ледовый козырек, на который опиралась вся конструкция. К счастью, веревочные перила ограничили падение двумя метрами, все закончилось довольно благополучно для всех нас.

Отдыхаем. На 4400 теперь чувствую себя как дома. Сон и аппетит в норме. Но мои спутники решают завершить высотную часть своего путешествия, лучше перестраховаться, с высотой шутки плохи. Посматриваю по сторонам в поисках напарника. Андрей с Камчатки собирается наверх, надо с ним переговорить. Сверху спускаются наши знакомые ярославцы, с которыми мы успели подружиться. Погода им не благоприятствовала, но они все же дошли до 6800. Спустился, не зайдя на вершину, компаньон по ночлегу Игорь. Зашел один очень упорный латыш, совершенно не похожий на спортсмена. С гордостью показывал нам снимки вершины. К вечеру по палатке начинает стучать снежная крупа, погода портится окончательно.

Источник: http://vgora.ru/2006/lenina1/lenina1.htm

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.