www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
4 x 4
Автор: Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, обозреватель ;Новой;   
26.11.2009 22:24

Решил купить я джип ...

Я решил купить джип. Каждому, кто хоть три дня сидел за рулем, понятно все глубокое значение этой короткой фразы. Дело не просто в смене одной машины на другую, не просто в приобретении новых четырех колес с новым мотором и рулем. Купить джип означает изменить свою жизнь. И я решил это сделать.

Весной, на Женевском автосалоне, я облазил все джипы всех мировых производителей, примеривая их на себя. Большая часть выставленных на салоне машин стоила немыслимых для меня денег, но не в деньгах дело: сидя за рулем этих королей бездорожья, я пытался понять, каким должен быть не джип вообще, а мой джип.

Давно прошло время суровых, аскетичных джипов с жесткими сиденьями и примитивной приборной доской. Сегодня это могучие машины с обтекаемыми формами и огромными фарами, способные осветить ими половину Булонского леса или три четверти Аризонских прерий. Джипы образца 2005 года поражают комфортом. Повсюду климат-контроль, позволяющий создать для каждого пассажира свою температурную зону. На черных кожаных креслах Grand Cherokee сидеть удобно и вольготно, как в гостиной миллионера. Сидя за рулем Toyota Land Cruiser, автомобиля, зеркала которого настолько велики, что в них можно целиком увидеть слона, чувствуешь себя не шофером авто, а капитаном корабля — так высоко располагаешься и так далеко видишь.

Прежде отсутствие в джипе комфорта и всевозможных приятных штучек было платой за способность преодолевать бездорожье. Но философия утонченного гедонизма прочно овладела мировым автопромом: теперь джип, умеющий преодолевать бездорожье, в награду за это умение получает еще больше комфорта и еще больше приятных штучек. Эти огромные, могучие машины имеют ту же электронику, что и дорогие городские автомобили: систему горизонтальной и вертикальной устойчивости, систему распределения тормозных усилий. Сидя в Range Rover и рассматривая приборную доску с циферблатами в стальных ободках, я долго пересчитывал кнопки и тумблеры всех этих систем. Вот результаты: у дисплея десять кнопок, на руле девять, на панели между сиденьями семнадцать, слева от руля еще четыре, на потолке тоже четыре. Это уже не автомобиль, это компьютер на колесах.

Когда-то джип был работягой и военным, но теперь он стал аристократом и нуворишем. Суть современного джипа — демонстрация могущества. Он с надменностью и презрением взирает на землю, которая покорно расстилается где-то далеко внизу, под его огромными широкими колесами. У некоторых из них высокомерная внешность красавцев из высшего света. Lexus RX 300, выпущенный на обычную улицу, кажется порочным вельможей из свиты Людовика Пятнадцатого. В облике этой машины есть какой-то наглый цинизм. Другие производят впечатление могучих идиотов — таков Hummer, сияющий обильным никелем, избыточно увешанный фонарями и фарами, с маленькими подслеповатыми окнами.

Эти роскошные джипы скорее отталкивают, чем притягивают меня. В них слишком много тупой мощи, и они слишком высокомерны. К тому же в их огромных каплевидных корпусах слишком много футуризма — они напоминают автомобили будущего из фильмов Люка Бессона. Машины с простой мужественной внешностью теперь стали архаикой. На Женевском автосалоне я видел Land Rover Defender — угловатый автомобиль, чья внешность не меняется сорок лет. Папа Хэм мог ездить на таком автомобиле с винтовкой в руках и флягой коньяка в кармане. Молодой человек на стенде фирмы, показывавший мне автомобиль, провел пальцем по ряду заклепок на корпусе. Теперь не делают автомобилей на заклепках. Но Land Rover сохраняет их, хотя функционально они уже не нужны, — сохраняет, чтобы подчеркнуть, что это тот самый знаменитый Defender.

Сейчас я езжу на Kiа Rio — практичный, добротный автомобиль для уравновешенных людей, не склонных к авантюрам и эксцессам. Вот от этой добротности и практичности я устал. Я устал быть осторожным путником наших ухабистых дорог, который все время думает о том, как бы не поранить днище машины о выступающий на тридцать сантиметров колодец. Я устал быть умным водителем, который, прежде чем куда-либо въехать, думает о том, как он оттуда выберется. Мне надоели вечные муки парковки у тротуаров, которые своей высотой напоминают надолбы и на которые невозможно въехать машине с европейским низким клиренсом. А если все же въезжаешь, то тут же слышишь выматывающий душу грохот бампера об асфальт или скрежет днища о бетон… и гадаешь с ужасом, обломаешь трубу глушителя или нет.
 

Мне надоела моя собственная скромная осмотрительность в снежную зиму. Мне обрыдло осторожно объезжать заснеженные места и опасливо сторониться обледенелых склонов, осточертело уныло думать, рассматривая лед и снег: а пройду я тут или нет? Я больше не хочу подолгу ездить по заваленным снегом улицам, выискивая место для парковки меж гигантских сугробов и пуще смерти боясь сунуться в размолоченную снежную кашу, из которой потом не выбраться до весны. Вся эта осторожность, умеренность, осмотрительность моей собственной жизни мне надоела. Только ли в автомобиле здесь дело? Не знаю, но именно автомобиль — могучий, на больших колесах джип — все чаще предстает передо мной в мечтах.

Джип — это не просто автомобиль. Джип это отличный способ послать всех куда подальше. Какое мне дело до ваших высоких тротуаров и раздолбанных дорог, если я пру на джипе, как на танке? Что мне многоснежная русская зима, в которой субтильные городские машинки скоро утонут по крыши, если я врубаю полный привод и еду, куда хочу, не задумываясь о том, в какой пропорции смешаны у меня под колесами грязь, снег и лед? Что мне за дело до таких условностей, как автострады, если в моих руках руль внедорожника, способного с ревом идти по полям, форсировать водные преграды и мощным бампером пригибать вставшие на пути кусты и деревья? О, с такой машиной можно скинуть с себя всю эту приятную, размеренную, солидную жизнь серьезного человека, который где-то там работает и что-то кому-то все время должен, — и с радостным хохотом упилить через сугробы, канавы и болота в неведомые края, где в лесах водятся зубры, в малинниках гуляют медведи, вокруг дубов с песнями и сказками ходят коты, а водка в сельпо стоит блаженные два восемьдесят семь…

Продолжение следует.

Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, обозреватель ;Новой;
19.05.2005
 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.