www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 54
ХудшийЛучший 
История КР альпинизма
Автор: Туманов Дмитрий Валерьевич, г.Бишкек   
18.01.2011 23:24

Трагедия на пике Симагина

(Посвящается памяти альпинистов, погибших в июле 1977 и 1979 годов)

Часть 3

КОПИРОВАНИЕ ЗАПРЕЩЕНО!

- Чем ниже мы спускались, - продолжает Михаил Cухоруков, - тем снега в кулуаре становилось всё меньше и меньше, а вместо него проступал лёд. Я присматривался на скалы, вдруг обнаружу там какие-то следы ребят... ничего не было!

Анатолий Киреев с удивительной точностью, в мельчайших деталях рассказывает далее:

   

Анатолий Киреев: «В этом кулуаре нас ждал беспросветный кошмар!»

- Я втыкаю ледоруб в снег, спускаю Мишу на всю верёвку, потом подхожу к нему. Дальше там идёт сужение кулуара, я продолжаю выдавать Мише, кошки у меня. В это время нас накрывает снежный заряд, ничего не видно – снег и шум ветра… Я совершенно не знаю, закрепил он там верёвку или нет, можно ли мне спускаться? Крутизна кулуара увеличилась до 45 градусов, в снежной круговерти стою и не знаю, - страхует он меня или нет!? Решаю на свой страх и риск спускаться… Зарубаюсь ледорубом, клюв инструмента прорубает корку льда и упирается в скалу… Скажу откровенно, спускался на грани, еще бы чуть-чуть, одно неверное движение и я бы улетел! – Киреев настолько погрузился в детали этого умопомрачительного спуска с Симагина, что описываемая им картина начинает тебя просто завораживать! – Подхожу к Мише и в шоке вижу, что он страхует меня через маленький скальный выступ, который абсолютно не помог бы в случае срыва но, других вариантов страховки просто не было! Практически весь комплект крючьев и карабинов остался у Саши и Володи… Это была еще одна наша ошибка! Смотрю вниз и немею, скальный сброс, градусов 70 и высотой около 50 метров. Миша держит верёвку через скальный пупок и обращаясь ко мне и стараясь перекричать шум ветра произносит слова, которые я запомнил на всю жизнь: « у меня в кармане два крюка, это всё что осталось!». Лезу к нему в карман, достаю крюк, забиваю его, вешаю петлю и спускаю на верёвке Сухорукова, потом спускаюсь по верёвке сам. Дальше стенка, кулуар поворачивает, а потом делает еще один поворот. Забиваем еще один крюк, еще один дюльфер теперь уже по скальной обледенелой гребёнки с уклоном в 45 градусов.

Михаил Сухоруков, удивлённо восклицает:

– Как мы там, с одними кошками и с такой страховкой спустились, я до сих пор не пойму! Это просто чудо, что мы остались в живых! Мы тогда с Толиком еще сетовали – что же это ребята ушли так далеко вперёд, бросив нас одних! Хоть бы оставляли для нас спусковые петли!...

 Михаил Сухоруков: «Я не понимаю, почему мы пошли в тот кулуар и это чудо, что мы остались в живых»

- В нижней части этого кулуара, у слияния его с основным кулуаром, между Симагина и Байлян Баши, мы уже практически ползком «съехали» вниз вместе с мелкими лавинками и тут, неожиданно, кончился снег, а вместе с просветом показалось и солнце!- Киреев разводит руки, а в его глазах просыпается блеск удивления, потом наступает тишина, и я понимаю, что он сильно переживает…

- Оказавшись внизу, почти в самом конце основного кулуара, увидели валяющийся на снегу рюкзак, подбежали к нему и определили, что это рюкзак Гайсина, ребят нигде не было видно, и нам всё стало ясно... - Миша замолчал...

Аптечка группы, в состав которой входил – шприц многоразовый, промедол  две ампулы, бинты, жгут, йод, вата, таблетки от головы и поноса, был в рюкзаке Володи Ковнира но не было, ни рюкзака Ковнира ни его самого…

Киреев и Сухоруков, поставив палатку у ледника, побросали в неё верёвки и оставшееся снаряжение, после этого, еще раз осмотрев склон, рванули в лагерь, за помощью... (Ребята, клювом ледоруба пытались найти и зацепить под снегом верёвку, которой были связаны Володя и Александр, в надежде, таким образом, отыскать пропавших товарищей... Прим. авт.)

 

Александр Фаустов и Петя Шибков

– К вечеру мы были в лагере, организовали баню, ждём ребят, - вспоминает Александр Фаустов. - По моим прикидкам, группа уже должна была вернуться с Симагина, но их всё не было... Я предложил Пете Шибкову пойти со мной и встретить ребят. Подойдя к слиянию Ак-Сайки с Ала-Арчой, на противоположном берегу реки мы увидели Толика Киреева и Мишу Сухорукова...

– Тут такой казус произошел, – смущенно дополняет Сухоруков. - Саша Фаустов, увидев нас, начал поздравлять нас с восхождением...

– Толик Киреев, - с дрожью в голосе, продолжает Фаустов, - скрестив над головой руки, прокричал: «Всё, Сашка и Володька в лавине!..» Петя на эмоциях начал расспрашивать, что случилось, а я, чтобы не терять время, прервал их, и мы все вместе бросились в альплагерь, подымать спасательный отряд... В лагере пришлось тормошить ребят, собирать лавинное снаряжение... У меня, - переживая, говорит Фаустов, - было такое стрессовое состояние, что Лях Вячеслав Петрович отстранил меня от спасательных работ... Саня, ты лучше туда не ходи, - сказал он. Ну, как мне не ходить, когда мой друг гибнет?! Друг, который привёл меня в альпинизм, который коркой хлеба со мной делился! Десять человек набрали, я пошел одиннадцатым... На Ляховском «уазике» мы преодолели часть пути и далее в темноте пошли пешком в Топ-Карагай. Руководил спасательным отрядом Анатолий Кенжибекович Тустукбаев, в группе были Саша Горохов, Гена Чернобаев, Петя Шибков, Володя Айзин, Константин Пригородцкий, Михаил Сухоруков и другие ребята... К Киреевской палатке мы подошли к семи утра и сразу, взяв зонды в руки, начали искать ребят.

Спасатели

Уже после обеда, - вспоминает Фаустов, - в верхней части лавинного конуса, кулуара между Симагина и Байлян-Баши, я нашел с помощью зонда, Саши Гайсина каску которая оказалась очень сильно разбитой...

 (21 июля, во второй половине дня, Гайсин идя вторым в связке, «словил» на голову камень, который сделал трещину в каске… Так как Володя продолжал лезть первым, они поменялись касками, Ковнир взял себе Сашину разбитую и, фактически, 23 июля спасатели, в снегу кулуара обнаружили каску, сорванную с головы Владимира Ковнира при его падении… Прим. авт.)

Было уже около трёх часов дня, часть ребят на леднике заменила нас... Мы спустились вниз, чтобы немного покушать, так как во рту с вечера не было ни крошки...

Погибшие ребята были присыпаны тонким слоем снега…

- Не успели мы на скорую руку перекусить, как неожиданно раздался крик сверху: «Всё, нашли их!..» Я спросил: «Саша жив?!» Мне ответили: «Нет». – У Александра Фаустова комок в горле от подобных воспоминаний, такое действительно очень тяжело вспоминать...

После обеда, кто-то из спасательного отряда, находясь внизу, увидел в бинокль, кусок верёвки на склоне, который торчал из под снега, - рассказывает Пётр Филиппович Шибков, - ребята бросились туда и по этой верёвки вышли на погибших… Саня лежал головой вниз а у его ног, почти в сидячей позе был Володя, на котором находилась практически вся групповая «кузница» И у Ковнира и у Гайсина в кулаках была зажата частично смаркированная в кольца верёвка … Саня был одет в коричневый свитер и в штормовку, его вязанная шапка валялась тут же в снегу, у Ковнира, поверх брюк были одеты красные шорты, он был в штормовке и в пуховке… Ребята были как живыми, у Сани даже глаза были открыты!...

Южный склон пика Симагина. Стрелками показано место обнаружения Володи, Саши и место гибели Валерия Лутченко

– У меня было яблоко, специально для Саши оставил, - продолжает потухшим голосом Александр. - Думал, для него приберегу, когда спасём, или для Вовки... Выбросил яблоко, зло взяло и отчаяние! Не получилось их спасти! - тягостная тишина и тяжелое дыхание... - Ну, вот такие вот дела, в общем...

Анатолий Кенжибекович Тустукбаев тогда в сердцах проронил:

– Сашка, во всех «спасаловках» участвовал, многих спас, а мы его не смогли спасти!.. Володька спас меня лично, на Рацека!...

Анатолий Кенжибекович Тустукбаев: «Я не смог их спасти!»

Анатолий Кенжибекович, крепкий и здоровый мужчина, был в сильнейшем шоке…

Немного придя в себя от нахлынувшего волнения, Александр добавил:

– Я хорошо помню, у Саши Гайсина, уже погибшего, в руках оставалась смаркированная верёвка, он даже не успел ей воспользоваться! - Фаустов очень сильно переживает о случившимся... -  Короче пролетели они, попали...

 Саша Гайсин

Как позже было установлено, Александр Николаевич Гайсин (возраст 28 лет), «вылетел» на лавинный конус уже мёртвым, потом его присыпало тонким слоем снега, из-под которого виднелась его шевелюра... Лежал лицом вниз, головой в сторону ледника, правая нога неестественно вывернутая. У него было размозжение селезенки и правой почки, перелом всех костей грудной клетки, многочисленные ушибы и переломы конечностей.

 Владимир Ковнир. Подпись для будущих поколений.

Владимир Васильевич Ковнир (возраст 22 года) затормозившись на лавинном конусе, лежал лицом вверх, ногами в сторону ледника с повреждённой головой, какое-то время (несколько минут) был жив и был частично в сознании... Был так же присыпан тонким слоем снега, и над его лицом была проталина...

В его глазах, навеки
Застыли боль и небо Ала-Арчи ...

– Это была для нас большая трагедия, - подытоживает Вячеслав Петрович Лях. - Гибель этих ребят подкосила всех нас! Родственников, друзей, подкосила наш киргизский альпинизм. Ведь мы все были друзьями, это был один большой «котёл»! По сути дела все мы воспитывались в одном месте - в Ала-Арче! Сначала воспитывал Александр Еропунов, Алим Романов, они подымали наш спорт, они «вытащили» таких людей, как Денисова, Садовниченко, а те, в свою очередь, воспитали целую плеяду альпинистов, которые по мастерству своему были на уровне всего Союза, зарабатывая и золото, и серебро, и бронзу на всесоюзных соревнованиях! Гайсину и Ковниру не хватало всего одной горы, чтобы профессионально влиться в сборную республики...

Похороны ребят в Ала-Арче

 – Когда произошел этот случай, я был в таком сильнейшем трансе, - вспоминает Валерий Георгиевич Денисов, - что даже сейчас толком ничего не могу вспомнить касательно тех дней... Мне пришлось ехать к родителям погибших, сообщать им о случившимся, сами понимаете, что это значит... - качая головой, произносит бывший руководитель секции «Сельмаш»...

  

Валерий Денисов: «События тех дней стёрлись из моей памяти…»

- На поминках, устроенных в Ала-Арче, было очень тяжело, дело доходило даже до истерики... И сейчас, в памяти многое расплылось... - Денисов умолкает, и я понимаю, что нет смысла продолжать...

    

Похороны Александра и Володи

– Я помню, - рассказывает родная сестра Володи Ковнира, - одинаковые взгляды нашего отца и тренера Володи, Валерия Георгиевича Денисова, в тот день... Они оба разом постарели лет на десять... Помню Мишу Сухорукова на пределе моральных и физических сил... Помню неисчислимое количество обветрившихся лиц с потрескавшимися губами, перечислить их всех по именам просто невозможно, это ребята, сошедшие со своих маршрутов для того, чтобы прийти и попрощаться с Володей и Сашей... Я их всех помню и благодарна им...

В Ала-Арче, в день похорон Володи…

В июле 79-го я уезжала  в Чон-Курчак, на один день, на скальные занятия,  а Володя в этот же день, ближе к обеду, собирался поехать на сборы в Ала-Арчу. ВОЗВРАЩАЙСЯ, это было его последнее слово, которое он сказал мне в этой жизни, провожая меня с балкона нашей квартиры...

Я стараюсь приезжать на альпинистский мемориал при любой возможности не потому, что там красивое место и легко дышится, а потому, что многих, кто там увековечен, я знала лично, а о других хорошо знаю из рассказов товарищей. Приезжаю туда и потому, что именно там рождаются самые яркие воспоминания! Я верю, что пока мы приходим туда, говорим о них, думаем о них, эти люди будут продолжать жить, пусть только в наших сердцах... Ведь и мы живём, потому что помним, помним о НИХ...

 Разговор прервался, стало безумно одиноко и холодно...

Прощайте вы, прощайте!
Писать не обещайте.
Но обещайте помнить
И не гасить костры...

Чувствую, что что-то не досказано, что-то упущено не менее важное чем то, о чём я узнал уже... Я на мемориале альпинистов и вспоминаю — вот! Одинокий каменный обелиск, у оградки. Валерий Лутченко, еще один погибший на пике Симагина. Совсем не важно, что он не мой земляк! Он родом из Красноярска, «столбист» и это тоже не важно! Он просто человек, такой же как я, как Вы, как все мы и он когда-то навсегда «остался» в наших горах...

Мне удалось связаться с Валерием Богомазом и я попросил его рассказать о последнем восхождении Валеры Лутченко.

 Валерий Богомаз

Несмотря на то, что с тех пор прошло очень много лет, Богомаз без труда вспоминает события того восхождения! В телефонной трубке, из далёкого Красноярска, оживает еще одна горькая история.

- 23 июля 1977 года рано утром к пику Симагина выходит группа инструкторов альплагеря Ала-Арча, то есть, я и Валера Лутченко, я был руководителем, мы оба из Красноярска.

Преодолев бергшрунд и пройдя около двух веревок по льду, мы подошли к внутреннему углу с которого и начали восхождение на вершину. Как только оказались на скалах сразу сбросили вниз одну пару кошек, наблюдателям, а одну оставили при себе, на всякий случай.

Вершина пика Симагина

Лезли в очень хорошем темпе, и, кстати, на Симагина впервые использовали закладные элементы – эксцентрики. Были участки с карнизами с очень сложным лазаньем но лесенки и стремена мы не использовали. У нас было большое желание подняться на вершину без ночёвки на стене, но под вершиной неожиданно попали в сильную не погоду.

Ночёвка Богомаз и Лутченко, на северном контрфорсе Симагина

Из-за Свободной Кореи нас накрыла туча, пошел мокрый снег, скалы стали мокрыми и чуть позже обледенели, натечный лёд сбил наш высокий темп. Несмотря на то, что вершина была уже совсем рядом, я с Валерой решил всё-таки заночевать на контрфорсе, благо что там была относительно удобная площадка под палатку...

На следующий день, 24 июля, мы довольно проворно поднялись на вершину,

 Валера Лутченко, у вершины Симагина

к часу дня, и тут же пошли на спуск по кулуару между Байлян-Баши и Симагина, к леднику Топ-Карагай. Уже внизу перед лавинным конусом, часов в пять вечера, в так называемом «горле», происходит несчастье… У пережима был небольшой ледовый участок, Лутченко стал выдавать мне и я преодолев «ключ», встал за скальное укрытие. Как сейчас помню, было очень тепло, таял снег, я начал принимать Лутченко и в какой-то момент почувствовал, что верёвка стала, выбираться как-то не совсем правильно, я не слышал падения камней, ничего!… - из телефонной трубки, через расстояния, до меня донеслось человеческое волнение и горечь... - и тут я увидел как Лутченко «выплывает» вниз по кулуару в жиже растаявшего снега. Не было ни криков не предупредительных команд. Я кинулся к Валере, стал осматривать его и не сразу понял, что же произошло!?

 Валера Лутченко

Потом уже увидел, что каска Лутченко треснула, я снял её... - в телефоне возникла тишина прерываемая каким-то треском... - голова Валеры была рассечена, словно от удара топором..., его глаза, уши и щеки залила кровь, мой напарник издал хрипящие звуки, изо рта пошла пена с кровью и он замолчал навсегда... 

Я был в шоковом состоянии! Мы же не на войне, а тут такое и в самом низу, практически уже на леднике!

Я часто слышал о несчастьях в горах, нас посвящали в это, учили избегать аварии но, в горах они всегда были, правда они были где-то и у кого-то но,  когда ты сам соприкасаешься со смертью которая забирает молодых и сильных людей, в мирное время, когда безмятежно светит солнце над головой, подобное кажется тебе просто нелепым! Это меняет тебя навсегда... 

Я вспоминаю слова Леонида Борисовича Дядюченко! - «Почему мы так к себе беспощадны? Неужели мы не стоим того, чтобы хотя бы самим подумать и о себе?»

Тысячу раз прав  Валерий Георгиевич Денисов, который в разговоре со мной убеждённо произнёс - «ни одна гора мира не стоит того, чтобы ради неё можно было бы пожертвовать человеческой жизнью!»

В лучах заходящего солнца, сумрачный ельник у мемориала альпинистов, неожиданно ожил таинственным «шепотом» от горного ветерка и от нежного, почти небесного, перезвона колокольчиков. 

© Туманов Д.В., 2011. Все права защищены

Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования.

E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript  


Я безмерно благодарен тем, кто посчитал нужным и нашел в себе силы, рассказать мне о Володе и Александре!

Мой низкий поклон Валерию Георгиевичу Денисову! Большое спасибо Вячеславу Петровичу Ляху за воспоминания и официальные документы, Александру Александровичу Фаустову за тяжелые воспоминания о своём друге и за бескорыстно предоставленный фото архив! Другу Володи Ковнира — Седельникову Владимиру, за бесценные фотоснимки и уникальные киноплёнки! Андрею Фёдорову большое человеческое спасибо за предоставленные официальные документы. Большое спасибо Петру Филипповичу Шибкову.  Спасибо Красноярским альпинистам за содействие, в частности, низкий поклон Валерию Богомаз. Спасибо за участие и тяжелейшие воспоминания Анатолию Кирееву и Михаилу Сухорукову!

Спасибо Кудашкину Юрию за обстоятельный рассказ о тех событиях! Спасибо Саратовским туристам, в частности Дмитрию Гоннову за фотоматериал! Спасибо Руслану Лисовцеву из Норильска за фотоматериал! Спасибо Виктору Усову, за то, что порой, в ущерб себе и своей основной работе, он помогал мне с автотранспортом и просто по-дружески поддерживал меня! Спасибо Олегу Бондаренко за редакторскую работу над этим текстом!

Я склоняю голову перед всеми членами семьи Саши Гайсина и членами семьи Володи Ковнира и, хочу еще раз извиниться перед ними, за то, что мне пришлось растревожить  их страшные раны...

Спасибо моим читателям!

Помимо печатной версии, Вы можете посмотреть фильм «В горном плену», который посвящен погибшим на пике Симагина.
 
Комментарии (8)
...
8 05.01.2013 22:06
Засиделся над ним допоздна...
.
7 18.09.2012 03:05
Тяжелая и страшная повесть. Пусть таких историй будет как можно меньше! Пусть горных людей не оставляют бдительность и удача. Автору спасибо за труд. Слезы наворачиваются на глаза при мысли о том, что для родных и друзей как будто не было этих прошедших десятков лет.
Спасибо.
6 21.12.2011 12:43
Спасибо за память. Но читается тяжело.
Они живут в наших сердцах.
5 29.03.2011 18:58
Спасибо,что вернули в молодость,что помните.
Ещё одна страничка истории приоткрылась.
4 25.02.2011 22:32
Ещё одна страничка истории приоткрылась. Автору решпект.
Спсибо.
3 23.01.2011 22:51
Интересно, хоть и печально.
Печальное повествование.
2 21.01.2011 20:49
Рыбак Пётр
Печальное повествование. Хоть я и далёк от альпинизма.

Ребят жалко, молодые совсем были.

А, где это кладбище в Ала-арче?
Прочёл на одном дыхании.
1 20.01.2011 23:13
Горец
Спасибо. Прочёл на одном дыхании.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.