www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 24
ХудшийЛучший 
История КР альпинизма
Автор: Ю. H. Смирнов   
28.07.2015 22:00

История альпинизма: на первую башню Короны с севера 1962

Шесть башен массива Короны расположены в Ала-Арчинском отроге хребта Киргизский Алатау между пиками Семенова-Тян-Шанского и Байлянбаши. Разные маршруты проложены на эти башни - от двойки до пятерок, пять классифицированных путей. Но нехоженных еще больше. Один из них - стенной маршрут на первую башню с севера высотой 4810 м, что ставит ее в один ряд с наиболее высокими вершинами района лагеря «Ала-Арча».

Северная стена башни круто спускается к леднику Учитель, одному из составляющих Аксайский ледниковый цирк. Грозные скалы башни давно привлекали альпинистов, но никто не предпринимал решающей попытки. Немногочисленные сведения о маршруте были малоутешительны: скальные отвесы большой протяженности, иногда со льдом, площадок для ночлегов не видно.

Первовосхождение, трудная стена, отсутствие должного опыта - все это обусловило решение идти двойкой с наблюдателями.

4 августа 1962 г. штурмовая группа В. И. Кочетов и Ю. Н. Смирнов с наблюдателями В. А. Боголюбовым и В. А. Деньгиной вышли из лагеря «Ала-Арча».

1-2-3 - биваки штурмовой группы Подходы к стене заняли восемь часов. Пока наблюдатели ставили палатку, варили еду и связывались по рации с лагерем, Володя и я рассматривали стену, но смотрели на нее по-новому. Мы знали, что сверху по трассе предполагаемого маршрута не падает ни камней, ни лавин, но для разведки по ходу штурма решили на всякий случай взять два бинокля, хотя должны были учитывать каждый грамм груза.

5 и 6 августа стены не было видно: шел снег. 7 августа спустились в лагерь для разминки, продуктов у нас хватит на несколько дней.

9 августа мы снова поднялись на бивак под стеной и с удовлетворением отметили, что три дня снегопада ничего не добавили на трассе маршрута. Кстати говоря, «наша» башня зимой выглядит так же, как летом.

Рано утром 10 августа вышли на штурм. С наблюдателями не прощались, знали, что в течение почти полутора суток мы сможем в любую минуту поговорить с ними. Ведь они будут вблизи маршрута.

Как мы ни облегчали норму взятого снаряжения, но груза получилось все же много: 26 скальных и 6 ледовых крючьев, 2 основные и 1 вспомогательная веревки по 40 м, айсбайли, молотки, лесенки, кошки, «здарка», пуховые костюмы, бензин, ракеты, продовольствие на двоих и т. д.

От наблюдательного пункта минут тридцать ходьбы по ровной поверхности ледника до начала маршрута. От бергшрунда нас отделяет протянувшийся на длину четырех веревок снежный склон крутизной около 40°. Бергшрунд очень маленький, шагнул - и ты уже на противоположном борту. Дальше начинается лед. Чем ближе к скалам, тем круче, и наконец под скалами участок натечного льда крутизной около 65°. У скал во льду торчат камни, которые сильно мешают передвижению.

Около 70 м «кошкоскалолазания» по крутым, сильно разрушенным, но хорошо скрепленным льдом скалам привели нас к первому трудному месту. Мы тогда еще не знали, что оно же будет и последним, правда, закончится после того, как мы поднимемся на расстояние... 29 веревок. Тогда мы обрадовались: ведь начались монолитные скалы, не стало льда на поверхности. От разрушенных скал до первой заснеженной плиты почти 100 м скал крутизной в 75-80°. Самым сложным местом этого участка оказался внешний угол протяженностью 18-20 м: отвес, почти полное отсутствие трещин и зацепок.

Эта плита, как и расположенные выше еще три, залита льдом и чуть-чуть присыпана снегом. А мы ведь думали, что это снежные полки, и рассчитывали даже на одной из них ночевать. Но пришлось расположиться на ночлег в 10 м выше первой плиты, под рыжими скалами, выложив там площадку для ночевки сидя. Ракету не пускали, наблюдатели увидели наш примус и сказали нам об этом, не прибегая даже к более техничным средствам связи. Ужинали мы под звуки доносившихся снизу наших любимых песен, и от этого нам было очень и очень тепло. Пока укладывались на ночлег, мы с Володей говорили одновременно: ведь за день не удалось сказать друг другу и десятка слов. «Выдай... выбери... подтяни...» в счет не идут, они часть работы.

В первый день забили в лед и в скалы 50 крючьев, работали почти 10 часов.
А в 9 часов утра снова застучали наши молотки. Этому предшествовал обмен мнениями по поводу завтрака между нами и наблюдателями. Кроме того, они сообщили нам новости из лагеря. Дело в том, что наша наблюдательная группа трижды в сутки держала связь с лагерем по рации «Недра». У наблюдателей и в лагере мы оставили две одинаковые фотографии маршрута, расчерченные на пронумерованные квадраты. Зная номер квадрата, сообщенный по рации, в лагере всегда могли определить, где находится группа.

Мы начали двигаться от места первого ночлега вверх и влево в обход рыжих скал, под которыми ночевали. Почти 50 м обледенелых крутых скал выводят на вторую плиту. На кромке плиты скалы можно организовать лежачий бивак на двоих. С плиты видны два внутренних угла, они расположены рядом, поднимаются почти параллельно.

Путь по правому углу уводит под ледопад, поэтому идем левым, хотя войти на него нелегко: приходится двигаться по кромке льда и скал, придерживаясь руками за скалы, на которых мало зацепок и почти нет трещин. Угол протяженностью почти 20 м преодолеваем, используя длинную расщелину на левой грани угла, в которую приходится заклинивать руки и ноги. Сразу из угла попадаем в короткий (около 15 м) ледовый кулуар крутизной 60-65°, заклинивающийся отвесной заглаженной стенкой рыжих скал. Поднимаемся правой кромкой льда и скал на 7-8 м, пересекаем кулуар и снова выходим на скалы. Этот участок очень сложен, скалы нависшие.

Преодолев этот участок, двигаемся по скалам крутизной до 65°, затем по обледенелым, разрушенным скалам крутизной до 80°, дальше скалы становятся отвесными, очень камнеопасными. На этом участке льда нет, свободно торчащие из стены камни ничем не скреплены, летят вниз при малейшем прикосновении. Наиболее простой путь ведет во внутренний угол с нависшими сосульками, скалы отвесны, местами нависают, снова идем с применением лесенок.

Иногда так и тянет опереться на сосульку, но они моментально отламываются и со звоном разбиваются где-то внизу, нижний в связке едва успевает отклониться. Дальше угол переходит в крутой скальный кулуар с участками натечного льда. Па перегибе углакулуара мы выложили площадку для ночевки сидя. На этот раз можем обмениваться с наблюдателями только световыми сигналами, крики их различаем, слов понять не можем. В этот день мы «стучали» почти 12 часов, забили 55 крючьев.

Третий день начался, как и предыдущие, завтраком. Наедались мы на целый день: на маршруте, это уже стало обычным, останавливаться негде да и некогда.

От места ночлега по кулуару двигаемся под большой прямоугольный камень, который четко виден на фоне неба и может служить хорошим ориентиром. Около 50 м лазания по отвесным, местами нависшим скалам приводят нас к камню, на котором можно всласть вполне нормально постоять, правда лишь одному. От камня берем направление на прямоугольную выемку в гребне, до которой почти 70 м отвесных скал, верхняя часть их особенно сложна, скалы залиты натечным льдом и лишь частично выступают из-под него. Этот участок держит, кроме того, в непрерывном психологическом напряжении: скалы состоят как бы из отдельных камней, скрепленных только льдом; создается впечатление, что они вот-вот развалятся.

Маршруты 3-его и 4-ого дня

После трудного, напряженного лазания отдых на небольшом уступчике, здесь можно даже посидеть. Дальше отвесные, местами нависающие скалы гребня, точнее, гигантского, вертикально стоящего внешнего угла протяженностью более 100 м. Этот участок потребовал максимального напряжения, скалы местами покрыты льдом и в двух местах сильно разрушены; а несколько участков по 5-6 м оказались совершенно сглаженными, почти без трещин. Угроза провести ночь, повиснув в стременах, заставляла торопиться, мы стали двигаться быстрее, но темноте все же удалось застигнуть нас именно на самом сложном месте. Угадывая впереди подобие полки, решили все-таки идти дальше. И только к 10 часам вечера выходим к ней.

Наши надежды оправдались. Да еще как! Сбросив снег, мы смогли устроить почти лежачий бивак! До этого места мы увидели внизу световые сигналы наблюдателей, но ответить не могли. Теперь же мы ответили целым бензиновым костром и зеленой ракетой. Съели банку крабов, банку сгущенного молока, немного печенья, выпили «чая из сосульки». Уснули не сразу, сначала подсчитали забитые крючья: 52 за 12 часов работы.

Проснулись поздно и прежде всего посмотрели вверх. Ничего нового: те же отвесы, правда, без льда и монолитные. Это уже хорошо. Чувствуется, что мы высоко и пора бы... Но никаких послаблений. И снова: крюк- лесенка, крюк - лесенка... Отвес, нависание, камни, снова отвес. Места сложные, к своему удивлению, видим внизу бергшрунд в том месте, где мы его перешагивали, но видим и другое наверху: стена заканчивается. Еще немного - и мы выйдем на 60-градусные скалы. Но потребовалось еще 5 часов, чтобы достигнуть этих скал. В этом месте оставили лесенку, крюк с карабином и ледовый крюк. Иначе нельзя. Около 120 м простого скалолазания вывели нас под предвершину 12-й башни. Отсюда на вершину ведут два пути: первый - по гребню, возвышающемуся на 30-40 м над ледником, через предвершину; второй - по леднику Корона, в обход предвершины вдоль того же гребня. Мы выбрали второй путь как более простой и логичный. Далее по кулуару между рыжими и черными скалами вышли под вершину первой башни. Небольшой отвес сильно разрушенных скал, плиты. Последний, 192-й крюк, и все. Вершина.

Поздравляем друг друга. Ракета. Еще ракета. А теперь можно спускаться. Объятия наблюдателей. Сердечная встреча в лагере.

 

Источник: http://baurock.ru/history/corona.htm

 
 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.