www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 13
ХудшийЛучший 
История КР альпинизма
Автор: Павел Павлович Захаров, г.Москва   
28.08.2012 20:36

Выдающиеся семейные пары отечественного альпинизма Балинский Анатолий Павлович – Насонова Эльвира Тимофеевна

Часть 1.  

Балинский Анатолий Павлович

 Балинский Анатолий Павлович

Балинский Анатолий Павлович (1934, Ош, Киргизская ССР – 1984). МС (1972). Инструктор-методист по альпинизму 1 категории. «Снежный барс» (1972). Детство Толи Балинского проходило в Киргизии, в городе Ош – оно было военное, тяжелое и голодное. До войны его отец гонял грузовики по Памирскому тракту. Зимой 1936 года там выпало снега высотой с телеграфный столб, и с ветром в 12 баллов. Две недели колонна машин пробивалась к высокогорному Мургабу. В этом походе многие погибли. Отец выжил, но получил серьезное простудное заболевание. Ему дали инвалидность, с работой пришлось проститься навсегда. Семью спасла мать. Она долгое время болела и не могла работать. Едва поднявшись на ноги, она устроилась работать на мясокомбинате и, иногда приносила домой горсть внутреннего жира. В редкие часы собиралась семья, мать читала вырезки из газет, которые Толя хранил в небольшом чемоданчике: про 28 панфиловцев, про оборону Севастополя, про героев-моряков. Но детство оставалось детством, и над его детством, веселым каменным парусом вставала гора Сулейманка (Тахт-и-Сулейман). Кажется, кто-то всемогущий воздвиг для пацанов такую замечательную игрушку. Здесь стояли высокие пики, стены были отвесны, а темные пещеры глубоки. Гряда Сулейманки расположилась в центре города. Мальчишки себя испытывали на ее сложных скалах. А внизу крохотные фигурки людей, которые испуганно кричали, размахивая руками, а мальчишкам только того и надо: вот блаженство, когда кто-то видит, какой ты ловкий, смелый, и что тебе все нипочем. Когда Толя учился в 4 классе, ему случайно попалась книга о восхождении на пик Сталина (7495м) совершенное самим Евгением Абалаковым, который стал его кумиром на всю жизнь. Мальчишка не мог себе представить – ведь все Памирские экспедиции отправлялись, отсюда, из Оша, а он просто так живет в этих краях. Он залезал на высший зубец Сулейманки и вглядывался вдаль, пытаясь увидеть Алай, Заалай! Где он, Памир? А спросить не у кого.

Потом Толя закончил 7 классов и Андижанское ремесленное училище, стал токарем и 4 года служил во флоте. Возвратился в родной Ош, и тут узнает о том, что его мечте, похоже, суждено сбыться - в Оше появилась секция альпинизма. В райкоме комсомола подтвердили – есть и, есть инструктор секции Боривой Маречек (чешский полититеский иммигрант, знаток гор и добрый человек), который, не взирая на расстояние, регулярно приезжает из Фрунзе, проводит занятия и тренировки. Политиммигрант из ехословакии Боривой Маречек и художник из Фрунзе Афанасий Шубин стали его первыми учителями не только в альпинизме.

   

      Боривой Маречек                 Афанасий Шубин

 А потом судьба свела его с Михаилом Хергиани, жителем высокогорного сванского селения Местия, который разглядел в Балинском то, чего еще никто не смог заметить – страстную любовь к большим горам, стремление ходить так, чтобы это было безопасным для своих учеников.

1961 год. Школа инструкторов ВЦСПС. Второй слева – курсант Балинский А., в центре – тренер отделения М. Хергиани (явно чем - то недоволен), рядом с ним – курсант В.Суханов.

Когда ему сказали, что первой горой у новичков всегда бывает маршрут 1А к.с. (единичка-А). Он не очень серьезно воспринял это сообщение. После первого своего восхождения, Анатолий мысленно сказал себе: «Вот тебе и самая легкая вершина! Вот тебе и «единичка»! Не такая уж она и легкая эта «единичка «А»! Значит, на «единичке «Б» будет немножко сложнее и, значит, интереснее! А на «двойке «А»? Говорят, там можно будет уже полазить. А на «двойке «Б» может пригодиться и веревка. А на «тройке» без веревки вовсе нельзя, говорят, с «троек» и начинается альпинизм, тот альпинизм, где рубят ступени, бьют крючья, спускаются дюльфером и, если страхуют, то не просто держат в руках веревку, а держат в руках жизнь товарища, а вместе с ней и свою. А еще есть «четверки». Есть «пятерки». Их немного, о них пишут книги, о них слушают рассказы бывалых, затаив дыхание, их названия знают даже те, кто никогда не был в горах... Ушба. Шхельда. Хан-Тенгри. Пик Коммунизма. Пик Победы... Впрочем, Эльбрус тоже знаменит, хотя это всего лишь «двойка»! Нужна целая куча побежденных Эльбрусов, нужен целый реестр пройденных «троек» и «четверок», чтобы тебе была доверена честь помериться силами с «пятеркой». Так он думал про себя, начиная свой путь в альпинизме.

 Спустившись в город, узнал, что можно попасть еще на одни сборы, еще на десять дней, благо насчет освобождения от работы есть договоренность. Начиналась форменная «горная болезнь», альпинистская лихорадка. Едва разобрав рюкзак и подсушив вещи, он снова ушел в верховья Кичик-Алая, в Киргиз-Ату, чтобы увидеть, что такое «2А», «2Б», что такое траверс - последовательное прохождение по гребню, нескольких вершин подряд. Альпинисты говорят: «сделать гору». Он сделал траверс Карагай-Баши, вершины Кара-Тоо, Первомайскую, два перевала. Эти названия вчера ему ничего и не говорили. Но теперь, записанные в альпинистскую книжку, они документально свидетельствовали о том, что Анатолий Павлович Балинский выполнил третий спортивный разряд по альпинизму. Шел июль 1959 года. Толе было 25 лет. Для начинающего альпиниста, скорее – многовато. Некоторые в таком возрасте уже в мастерах ходят. Засиделся...

Подумал о том, что в июле самое время пойти в горы – снега мало, а ледовую технику можно хорошо отработать. у него было плоховато с ледовой техникой. Поехать бы в лагерь, пройти настоящую школу, но кто пошлет, кто отпустит, и так почти месяц не был на работе: даже добрейший Владимир Яковлевич Фрейфельд (его учитель и наставник) и тот чуточку стал суше разговаривать, не нравится ему что-то!.

А если в отпуск? Ему положен трудовой отпуск! Взял отпуск, улетел во Фрунзе, купил путевку в альплагерь «Ала-Арча». Ему бы только ледовую технику подкрепить...

В альплагере удивились. Не то слово, умилились. В лагерь подчас приезжают делать разряды, поспешно перескакивая из третьего во второй, из второго в первый, ничего толком не умея и не желая уметь, лишь бы скорей.

И вдруг — «мне бы только ледовую технику» укрепить... Так нарочно не придумать, чтобы расположить к себе. Но он не стремился располагать к себе, не кокетничал. Это стало ясно, когда его увидели на скалах Алакуша, по которым он ходил, как хотел, на сыпучих стенках вершин Адыгене, где одной силой не возьмешь, где скалу нужно чувствовать, где можно почувствовать и самого человека. «Лед» и «снег» он отработал в полной мере на склонах вершины Корона.

Он думал о людях, с которыми здесь познакомился. Они тоже выстраивались в столь же тесный, накрепко сбитый круг и так же были похожи и непохожи друг на друга, так же влекли к себе. Первый в жизни инструктор — ученый, доктор наук Абрам Константинович Кикоин из Новосибирска. Первый в жизни начальник учебной части — мастер спорта, орнитолог, изучающий птиц высокогорья Киргизского хребта, литератор, пишущий свои альпинистские рассказы, москвич Александр Александрович Кузнецов. И еще один писатель – Леонид Дядюченко, автор знаменитой книги «Какая она, Победа?»

  

        Абрам Кикоин                   Александр Кузнецов

 Старший инструктор — мастер спорта, преподаватель института физкультуры и большой спец по льду, чаю, шутке и горным лыжам Алим Васильевич Романов из Риги.

Алим Васильевич Романов

 Фрейфельд Владимир Яковлевич

В жизни Толи Балинского были разные люди, а таких он пока не знал. Вот когда он почувствовал, как недоставало ему такого общения. И он был благодарен альпинизму. И он понимал, что все это серьезно и, может быть, навсегда. Да, это все стало делом всей его дальнейшей жизни.

Домой вернулся с желанием и полным энергией. Действовать! Надо делать секцию. Рядом Киргиз-Ата, сколько там нетронутых вершин, рядом Большой Алай, весь Памир, где еще заниматься альпинизмом, как не в Оше? Есть и люди. Желающих целый список.

Шли годы. Анатолий Балинский к этому времени побывал на пике Ленина, прошел школу инструкторов у Михаила Хергиани, у него уже был 1 разряд по альпинизму.

Весной 1963 года намечалась экспедиция в район Заалайского хребта с целью восхождения на несколько вершин, в том числе на Кызыл-Агин высотой 6700 метров. Анатолий Балинский был включен в состав экспедиции. Понимая, что высоты предстоящих восхождений солидны, он приступил к интенсивным тренировкам. Однажды Анатолий отправился на Сулейманку вместе с ведущим инженером-геологом Оша, своим учителем и наставником в профессии Владимиром Яковлевичем Фрейфильдом.

  

      Л.Б.Дядюченко                   Михаил Хергиани

У скалы им встретилась незнакомая девушка. Почти девчонка, невысокого росточка светлоглазая, темноволосая. В плащике и туфельках на каблуках, совсем неподходящих для Сулейманки. Ну, раз пришла (на тренировку), Бог с ней, не прогонять же. Походит с недельку – сама поймет, что к чему и забудут все, что появлялась такая – обычное дело.

- А вы Фрейфильд и Балинский? – неожиданно спросила новенькая. Получив утвердительный ответ, обрадовалась, словно встретила близкую родню.
 
- А вы откуда?
 
- Из Кочкар-Аты.
 
- Работаете там?
 
- Да, в «Киргизнефти» - техником-геофизиком.
 
- А сюда что?
 
- Как что? На тренировку.
 
- За сто километров?!
Она пожала плечами: дескать, а что делать? Она приехала за сто точно так же, как приехала бы и за двести. Она вот сейчас сбегает в гостиницу, мигом приведет себя в порядок – и на скалу. Звать ее Эля. Фамилия Насонова.
Так Балинский познакомился с Эльвирой Насоновой.

Она рассказывала о себе и о родных. А он улыбался тем совпадениям, которые открывал для себя в ее рассказах.

Когда Балинский и Насонова поженились, то Анатолий органично вошел в состав новой семьи, точно давно отлично знал их всех и его они знали давным-давно.

Новая семья Балинского: слева - Эля, дальше - сам Балинский, рядом с ним - мама Эльвиры - Лидия Дмитриевна, внизу сидит - бабушка Аня с псом Хасаном и тетя - Татьяна Дмитриевна.

В период 1964-1973 гг. – он уже бригадир верхолазной бригады и окончив заочно строительный техникум, работал верхолазом-монтажником 6 разряда Управления основных сооружений «Нарынгидроэнергостроя».

Когда в стране началась компания по строительству Токтогула (так называли гидростанцию-гигант), узнал, что там нужны люди знающие толк в горах и горной технике безопасности, А.П. Балинский уезжает в Кара-куль. Первой трудной и очень опасной операцией стало задание – протянуть 11 мм стальной трос по скальным стенам на высоту 1300 м. Анатолий Балинский предложил не поднимать трос, как было положено по технологии, а самому спуститься на конце троса сразу на всю глубину. Так и сделал – надежно и быстро. Огромная катушка с 500 м троса была доставлена вертолетом на площадку правого берега реки Нарын Берега отвесные. Нужно нитку троса перебросить с правого на левый берег, тоже на отметку 1300, т.е. навесить над ущельем. Река Нарын – на отметке 800 м над уровнем моря. Балинский был прикреплен только к тросу, без веревки. После спуска на отметку 800 м трос поднимали веревками на левый берег реки.

К этому времени выяснилось, что для проведения подобных работ, стройка вообще не была обеспечена альпинистским снаряжением. А.П.Балинский получает задание – собрать по азиатским альплагерям необходимое количество снаряжения. Достал. Учебный процесс по обучению будущих оборщиков скальных участков не был сорван и не был нарушен график самых опасных и ответственных подготовительных работ – оборка (освобождение) склонов от живых и ненадежно лежащих камней, закрепление оползневых выносов, которые могли свести на нет всю работу оборщиков-монтажников.

А.П.Балинский хорошо видел и понимал, что короткими инструктажами и наставлениями рабочих, уходящих на работу по отвесным скалам, многому не научишь.Вначале он организовал секцию альпинизма в Оше, а теперь и на самой Токтогульской ГЭС, становится их председателем и тренером. Для ускоренной подготовки высотников-оборщиков склонов и монтажников председатель секции организует тренировки по скалолазанию, проводит соревнования. Неоценимым помощником в этом ему стала Эльвира Насонова, имевшая уже приличную скалолазную практику. На эти соревнования любил посмотреть сам начальник «Нарынгидроэнергостроя». Это новшество оказалось тем, о чем было забыто с самого начала стройки ГЭС.

Анатолия посылали на сложные задания, и он всюду справлялся. Пришла настоящая работа. Уверовав в то, что скалолазы все могут, руководители стройки не размышляли долго: перед скалолазами стена или просто крутой склон, можно здесь пройти ли нет, они просто рисовали схемы производственных заданий и приказывали: здесь - нужно проложить нитку водопровода, здесь - телефона, здесь - линию электропередач. А как это сделать на стене подчас с отрицательным углом наклона рельефа, приходилось решать самим скалолазам. Не у всех выдерживали нервы. А.П. Балинский иногда сетовал: «…в альплагере сходишь на пятерку – пять дней отдыхаешь, а тут каждый день пятерки». Были и утраты. Кто-то разбился, в кого-то угодил камень. После этих трагедий руководство приняло решение регулярно обучать всех работающих в районе створа технике безопасного передвижения по скалам, самостраховке, закреплению инструмента, чтобы не улетал вниз по скалам.

Заниматься обучением рабочих поручили Э.Т.Насоновой. Анатолий в свою очередь организовал и возглавил еще одну секцию альпинизма в поселке Каракуль. Эльвира помогала ему. Народ шел в секцию, что называется - валом. Анатолий Балинский мог зажечь, привить любовь. Он был удивительным рассказчиком. Видя такую реакцию и, главное – бескомпромиссную отдачу Балинского и Насоновой в делах горной подготовки рабочих, руководство Токтогульской ГЭС шло им навстречу. Но не только отпускало их в большие горы, а финансировало бесконечные сборы и альпиниады. Они обучали других, учились сами и, так каждый день и, так в течение всех 10 лет стройки!

При огромном объеме сложных горных работ, стройка постоянно испытывала недостачу в квалифицированных альпинистских кадрах.

Не смотря на полную загруженность на стройке и в секции, Балинский находил время для повышения личной спортивной подготовки, совершая восхождения высших категорий сложности, к примеру: траверс массива Короны восхождения на пик Ленина и пик Коммунизма. (После восхождения на пик Коммунизма, он вошел в передовую группу спасателей для спуска тела внезапно скончавшегося Валентина Сулоева) затем траверс Текетор-Свободная Корея – Каракол - 6-я башня Короны траверс от пика Скрябина до вершины Двурогой поднялся на все семитысячники Союза стал серебряным призером чемпионата Союза за траверс от пика Максима Горького до Хан-Тенгри включительно. Этим восхождением он становится мастером спорта, а Эльвира выполняет мужские нормы мастера спорта.

В 1968 году - на Памире проводилась грандиозная экспедиция альпинистов-парашютистов - десантирование парашютистов на высоты 6100 и 7100 м. пика Ленина. Альпинисты в это же время должны были совершить восхождения на вершину с разных сторон. Затем экспедиция передвигалась в район Памирского Фирнового Плато (ПФП). Вначале должно было быть совершено десантирование парашютистов на ПФП, а затем и восхождение на пик Коммунизма. В состав комплексной группы от Киргизской ССР был включен А.П.Балинский - ему была поручена начальная альпинистская подготовка парашютистов.

Общая огромная нагрузка, которую добровольно взваливал на себя А.Балинский, в конце концов привела в 1968 году к тяжелейшей травме полученной во время тренировки – компрессионному перелому позвоночника. Решение врачей было бескомпромиссным - «Не трудоспособен!». В профкоме сочувственно говорили, что травма, полученная на тренировке, да еще в роли общественного тренера, не подлежит оплате «по среднему заработку» - положен самый минимум. Год прошел в тяжелейших тренировках. Сам придумал систему восстановления. Весной 1969 года его так потянуло в горы, что он решил поехать просто так, в базовый лагерь, набраться эмоций. Забежал в районную поликлинику, взять справку, что уже может двигаться. Новенький врач, увидав крепкого сложения, рослого мужчину трафаретно спросил о существующих жалобах. Получив отрицательный ответ, и не заглянув в историю болезни, дал справку. Балинский проводит полтора месяца на щите – и все же принимает предложение В.Т. Галкина участвовать в экспедиции на пик Победы. Эля возмущается: «Балинский, это несерьезно, ты еще в корсете, возможны последствия».
«Вот в нем и пойду» – ответил Анатолий.

Эля огорчилась, понимая, что еще рано давать такие нагрузки, и ей грустно оттого, что она не может пойти с ним. Галкин в свои мероприятия категорически не берет женщин. Пик Победы – мечта Балинского. Он грезил ею. «Тогда я пойду на северную стену пика Свободной Кореи по маршруту Беззубкина» – заявила Эля - «…и я забираю половину титановых крючьев».

И действительно, Анатолий Балинский пошел на Победу в жестком медицинском корсете во всю спину (!). И поднялся на вершину. И доказал, что когда, что либо хочется, то надо идти, «через не могу» и «через не хочу». Но вскоре последствия травмы начали серьезно сказываться и А.Балинский понял, что дальнейший его путь к горным вершинам закрывается насовсем. Но он не бросил горы – в горах много другой работы – он пошел работать начальником Контрольно-спасательного пункта (КСП) Заалайского района (1972-1978). С Эльвирой и маленьким сыном Егоркой жили в Оше, в альплагере «Дугоба» и продолжали свои восхождения. В альплагере «Дугоба» Балинский обучал приемам скалолазания и передвижения по горному рельефу будущих воинов-афганцев. Там он подружился с замечательным командиром Лешей Хабаровым, прошедшим всю афганскую войну.

Редакция www.Pugachev.Kg благодарит Захарова Павла Павловича за память, за частичку Истории Киргизского (Советского) альпинизма.

Источник: http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=5775

Чаcть 2. >>> Эльвира Тимофеевна Насонова – трижды «Снежный барс» и жена Балинского А.П.

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.