www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Интервью
Автор: Газета "Литер - Неделя"   
25.01.2009 21:15

Интервью с Андреем Пучининым

 

 

 

Андрей Пучинин , 1972 г. р.

Мастер спорта по альпинизму

Снежный Барс

Покорять горы Андрей Пучинин любит в одиночку

Он скорее индивидуалист, чем командный игрок. Впрочем, в альпинизме это сейчас модно. На сцену выходят сильные личности, совершающие восхождения экстра-класса в одиночку, как они говорят – соло, или, максимум, в двойке. Безликая, но сильнейшая в мире сборная СССР по альпинизму – уже прошлое.
Альпинизм для Андрея Пучинина – страсть. Горы не отпускают ни на минуту, и получается, что все в жизни крутится вокруг остроконечных или белоснежных, добрых или коварных пиков. Мой собеседник зарабатывает преподаванием йоги в фитнес-центре и, как минимум, два дня в неделю проводит в горах. Спутницу, любимую женщину, которая понимает, провожает и встречает из экспедиций, нашел там же.
Вы когда-нибудь пробовали покорить гору? Пускай даже самую маленькую, холм, покрытый травой? Наверняка глаза заливал пот, ноги отказывались идти, а в голову приходили две мысли: «Когда же это закончится?» и «Зачем я все это затеял?». Этим летом Андрей Пучинин в одиночку в скоростном темпе, стиле, называемом нон-стоп, покорил четыре семитысячника СНГ (всего их пять): пики Ленина, Коммунизма, Евгении Корженевской и Хан-Тенгри. Пик Победы, самый сложный из пяти, остался «на потом», на следующий сезон из-за испортившейся погоды, потому что, как говорят сами восходители, «хороший альпинист – живой альпинист».
С Пучининым я встретилась за полчаса до его отъезда на Хан-Тенгри. Спокойный, уравновешенный Андрей, с которым мы часто встречаемся в горах, впервые отвечал на мои вопросы.


ЛИТЕР-Неделя: Ты ходишь один. А бывает, что вдруг нахлынет одиночество и страх перед горой, осознание того, что на десятки километров по вертикали – никого

А.П.: На пике Коммунизма в Таджикистане мне немного не повезло. Я оказался там раньше официального открытия сезона, гиды еще не обработали маршрут, не провесили веревочные перила для клиентов, и выше 6500 метров вообще никого не было. Километр по вертикали я преодолевал первым в этом году и без какой-либо поддержки… Не очень приятное ощущение, когда идешь соло.


ЛИТЕР-Неделя: Многие альпинисты, в том числе известный австриец Райнхольд Месснер, признаются, что в одиночестве на большой высоте им слышатся голоса извне или они видят существа из параллельных миров, по одной из версий, оберегающие их от опасностей. В своей книге «Хрустальный горизонт» Месснер делился пищей с несуществующим напарником. С тобой подобное случалось?


А.П.: Один раз в жизни. Несколько лет назад я в одиночку спускался с Хан-Тенгри и на высоте 6500 метров сделал привал, чтобы дождаться своего друга. Ждал минут пятнадцать, пока не сообразил, что наверху – никого. Интересно, что у меня было четкое ощущение, что я иду не один, а с напарником.


ЛИТЕР-Неделя: Что значит термин «нон-стоп восхождение»? Совершая такие восхождения, ты действительно бежишь в гору?


А.П.: Конечно же, нет! Термин «бег» подразумевает отрыв обеих ног от поверхности земли, фазу полета. Конечно, высотный бег, так называемый скайраннинг, существует. Люди бегают до высоты 4–5 тысяч метров. В скоростном восхождении, в «нон-стопе» на семитысячник никакого бега нет. Это быстрая ходьба налегке. Смысл в том, что ты двигаешься без остановки, перебираешь ногами, не останавливаясь, не отдыхая. Надо научиться в этот процесс втягиваться и не прекращать работу в течение многих часов. «Нон-стоп» гораздо быстрее, чем обычный подъем альпиниста на гору.


ЛИТЕР-Неделя: Сколько часов занимают твои «нон-стопы» на семитысячники?


А.П.: На пике Корженевской получилось 14 часов. Это время подъема и спуска в базовый лагерь. Подъем до вершины пика Коммунизма занял 18 часов. Спуск, к сожалению, сюда не вошел. Мне пришлось заночевать на обратном пути в лагере альпинистов из Санкт-Петербурга: уже стемнело, я очень устал, если бы не они, пришлось бы продолжать движение вниз с фонариком, и неизвестно, чем бы это все закончилось. Коллеги напоили меня чаем, пытались накормить, но я почти ничего не ел из-за усталости, а рано утром двинулся вниз. На пик Ленина (это был мой первый семитысячник в сезоне) я сходил за 48 часов из базового лагеря в базовый лагерь. Свое время считаю очень хорошим. И всем говорю: на эту гору можно так ходить! Многие казахстанцы, кстати, в этом году в этом же режиме на нее и сходили… Вообще, в альпинизме сейчас происходит революция или эволюция, это не так важно. Раньше восхождение на вершину высотой выше семи тысяч метров занимало около двадцати дней. Сейчас речь идет максимум о четырнадцати. Те, кто занимается альпинизмом, могут сходить за два-три дня. 20–30 лет назад это было о-го-го!


ЛИТЕР-Неделя: Берешь ли ты на такие восхождения рюкзак с едой и одеждой, ведь температура воздуха на горе порой достигает 15–20 градусов мороза?


А.П.: Рюкзак весит 5–6 килограммов. Конечно, это очень мало. В нем всегда есть запасной комплект варежек и запасные солнцезащитные очки. Эти две вещи на горе имеют стратегическое значение. Если потеряешь варежки, можешь обморозить руки. Сломаются очки – час на снегу без них – и снежная слепота обеспечена, а это ситуация, граничащая с риском для жизни. Не ношу газовую горелку. Она там не нужна. С собой беру всего литр воды, точнее, чай с вареньем. Это, кстати, очень мало, ведь с потом идет большая потеря жидкости. Пью чай, пока он есть. С едой на скоростном восхождении почти никак. Во-первых, особо ничего не лезет. Во-вторых, несу только шоколад и яблоки. Человек, который готовится к длительной работе на вершине, много нужной и калорийной пищи ест перед восхождением. Нужно максимально напитать клетки, ткани всей этой биохимией, да еще и с запасом, чтобы было не сто процентов, а двести. Много ем варенья, фруктов. Кстати, после такого вот забега теряешь в весе около пяти килограммов.


ЛИТЕР-Неделя: Наверное, такая вот работа на износ опасна для здоровья? «Садятся» сердце, почки…


А.П.: Пока у меня не было проблем со здоровьем. Но я бы никому не рекомендовал заниматься альпинизмом в стиле «нон-стоп». Надо иметь серьезное представление о том, что происходит у тебя в организме во время таких восхождений, и уметь с этим работать, уметь не перейти грань. Я надеюсь, что у меня это получается. Хотя это пока только моя надежда.


ЛИТЕР-Неделя: Кто тебя ждет из таких экспедиций?


А.П.: Провожает и ждет Шуша (произнося это, мой собеседник начинает оглядываться. За деревьями, в палисаднике, тихонько, стараясь не мешать нашей беседе, стоит Лена Валетова, альпинистка и удивительно красивая девушка. – Авт.) Приятно, что она провожает и встречает. После всего этого одиночества ты попадаешь к человеку, который тебя понимает. Мне повезло! У меня хорошая женщина-друг. Она сама альпинист, была на пике Ленина.


ЛИТЕР-Неделя: Андрей, у тебя есть талисман? Знаю, многие восходители кладут за пазуху фотографию любимой женщины, икону или медальон…


А.П.: У меня всегда с собой кусочек веры. (Пучинин достает из кармана маленькое изображение святого Андрея Первозванного.) Мне его мама подарила.


ЛИТЕР-Неделя: О чем ты думаешь во время своих восхождений?


А.П.: Все тягостные мысли о том, что можешь поскользнуться или упасть, оставляю внизу, на старте. В час или два часа ночи звонит будильник. Я сплю уже почти одетым, поэтому встаю, включаю фонарик и иду. Никаких сомнений. Ты радуешься тому, что двигаешься, идешь быстро, а лед звенит у тебя под ногами.


Беседовала Тамара КОННОВА, фото Анатолия Гатаулина

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.