www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 21
ХудшийЛучший 
Интервью
Автор: Елена Яковлева   
12.08.2014 20:40

А что Петрович? – Хороший человек!

Нет ничего сложнее, чем в летний сезон найти в городе настоящего альпиниста. Сколько бы ярких имен мне ни называли, оказывалось, что каждый из них где-то в базовых лагерях под легендарными кыргызскими горами готовится к восхождению. Не мудрено, что альпинистам приятнее отметить международный праздник, посвященный делу их жизни, где-нибудь на семи тысячах метров над уровнем моря, чем скучать в душном городе.

Найти собеседника мне все-таки удалось, и, несмотря на то, что известный в профессиональных кругах ветеран отечественного альпинизма Петрович давно не ходит на восхождения, но покидать горы упорно не собирается. Живет этот очаровательный рассказчик в вагончике на горнолыжной базе «Колгоокар», но в одиночестве никогда не бывает. Гости так и норовят на чай заехать. И неудивительно, что друзья с особенным уважением относятся к этому человеку. Например, Юрий Шавехов, еще один опытный альпинист, пишет так: «Петр Петрович Петров - это часть истории альпинизма и туризма в КР. Для друзей он - серия случаев из совместных приключений и зарисовок быта. Петрович - кормилец, Петрович - юморист, и всегда - начальник!»

Сегодня моему собеседнику почти 80, про долгую активную жизнь ему есть о чем рассказать, но боюсь, что всего не переслушаю, поэтому сегодня только об альпинизме.

- Ваши первые горы.

- Детство мое прошло в Пржевальске, в то время он так назывался. В первый поход, тогда я учился в 9-ом классе, мой первый тренер Леша (он сам попросил нас так его называть) разрешил мальчишкам сколько угодно подниматься на «единички» и «двоечки», - категория сложности горы обозначается цифрой и буквой. В тот поход мы сделали 27 восхождений. Но все время так и ходили вокруг Аю-Тор - ледниковой вершины в Каракольском ущелье. Большинство пиков этого хребта выше 4 тысяч 200 метров. Когда тренер спросил, как мы собираемся туда подняться, я сказал: «А вот прям по этому центральному хребту, который на нас смотрит, и пойдем». У нас было два крюка, две веревки и план. И за два дня мы сделали два восхождения на этот пик. Потом, конечно, вдоль и поперек исходили все горы хребта - и пик Каракольский, и Джигит, и другие пятитысячники.

- Какое восхождение запомнилось больше всего?

- Много было интересных - и казусных, и опасных. Но особенно запоминаются первые. Отлично помню восхождение на пятитысячник - гору Талгар среди Пестрых гор Заилийского Алатау в Казахстане. Мне посчастливилось идти в группе тольяттинских альпинистов. Предстояло подниматься в связке с одним парнем, который шел на мастера спорта. Мне сначала было все равно, с кем идти. Я куда угодно залезу. Однако потом понял, насколько важно знать и полагаться на партнера. В связке я шел впереди, плита под углом 50 градусов, мне надо по инерции выскочить на камень, как кошка, а напарник мне веревку не отпускает - аж дыхание перехватило, я же, по сути дела, падаю, а он веревку не подает. Вот так было пару раз, но обошлось. Я раз ему кричу об этом, второй, а потом оказалось, что этот напарник мой был совершенно глухой человек.

- Что такое альпинизм, на ваш взгляд?

- На начальном уровне альпинизм - это, скорее, развлечение и приключение. В первый год, пройдя два перевала и поднявшись на одну гору, люди из совершенно разных профессиональных областей получали значок альпиниста СССР I ступени. На следующий год эти значкисты получали третий разряд. Эти два этапа - настоящие приключения. Ну а заслужить такое звание, как «Снежный барс», или получить орден «Эдельвейс» и прочие - это, конечно, спорт, состязание. Состязание с природой и с самим собой.

Для альпинистов критерием сложности является даже не высота горы, а ее неприступность. Но серьезными подъемами считаются те, что выше 4 тысяч метров. Там и кислорода уже в два раза меньше, и болезнь «горнячка» проявляется по-разному - от сонливости и рвоты до приступов сумасшествия. Тренировка нужна.

- Ваш личный альпинизм - какой он?

- Мой альпинизм - это общение с людьми, тренерская работа. Мое дело - сначала желающих подняться в горы научить ходить по траве, потом по снегу, по льду, по скалам, вязать узлы, понимать, для чего нужна веревка, рассказать, какие другие инструменты существуют. Этим азам я всю свою жизнь обучал начинающих. Редко кто из альпинистов любит это делать, а я влюблял людей в горы. Мозоли натер на подъеме к Адыгене - на тренировочную вершину, а по крутым горкам с новичками не походишь. Я не делал каких-то рекордных восхождений. Мало у меня пятитысячников, зато на некоторые я и по три, и по пять раз ходил. На Ак-Сае есть вершина Ак-Тоо, с ледника она имеет сложность 4Б - серьезная гора, я на нее 18 раз поднимался.

- Нет, наверное, альпиниста в Кыргызстане, который бы не знал вас. Столько вырастили, столько восхождений, а мастером спорта так и не стали...

- Все стремятся получить это заветное звание. Но обстоятельства не сложились. В группе, где я был руководителем, умер парень. Только через семь лет я узнал, что на восхождение он пошел больным. Тогда было положение, что за все ответственен руководитель группы. Комиссия запретила мне руководить восхождениями на «пятерки», дисквалифицировали. Умер парень от гриппозного воспаления легких и гриппозного воспаления мозга. А допуск к этому восхождению дал человек, руководивший распределением, и меня уговорил, что, мол, ничего не случится. Как потом сказали врачи, он и на земле бы умер.

- Альпинизм - опасное увлечение...

- А то-ж! И в Кыргызстане особенно. То сорок человек прямо в лагере лавиной заживо похоронило, то со скал сорвались, ну а про физические повреждения, которые получают альпинисты, и говорить не приходится. Например, Ильфат Мухамедвалиев - опытный альпинист, он потом начальником альплагеря в Ала-Арче стал, во время одного из первых своих восхождений пальцы отморозил, и ничего! Мы с ним потом на Корону-«пятерку» на Тянь-Шане поднимались.

- Куда не успели сходить, а еще хотелось бы?

- Победа - как только ни называли альпинисты этот пик! Гора-убийца, пик недоступности... С этой вершиной связано много трагедий. И до сих пор она остается, с одной стороны, желанной, с другой - пугающей целью для многих людей, которые ходят в горы. Как сказал Дима Греков, знаменитый альпинист, покоривший Эверест: «Не каждый, кто покорил Эверест, может подняться на пик Победы». Чтобы подниматься на такие высокие и сложные вершины, необходимо серьезное снаряжение (а в наше время оно было так себе), проходить акклиматизацию - ночевать на шеститысячной высоте. Только имея определенный запас прочности, можно совершать восхождение. Этот опыт путем трагических ошибок пришел со временем. И сегодня в современном альпинизме спортсмены совершают восхождения при достаточной степени безопасности. У меня за плечами множество восхождений, но нет среди них пика Победы.

Беседа почти подошла к концу, как в воротах появился мужчина.

- На ловца и зверь бежит! Прошу любить и жаловать: Сергей Адаманов - первый в свое время кыргыз, покоривший три семитысячника - Ленина, Хан-Тенгри и Корженевской, - громко и весело представил своего друга Петр Петрович.

Тихо говорить он вообще не способен. А вы представьте, пятнадцать человек на инструктора и горный склон. Есть еще в его жизни увлечения - горные лыжи и резьба по дереву, кости и плодовым косточкам, только говорить об этом не стоит, надо посмотреть!

Горы всегда были его любовью.

Горы были его религией.

Горы были смыслом его жизни.

Горы незримо присутствуют и пропитывают его сознание.

Горы - его семья, которая всегда рядом, оттого он гармоничный, всегда улыбающийся человек...

Источник: http://www.24kg.org/ludi_i_sudbi/184767-a-chto-petrovich-ndash-xoroshij-chelovek.html

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.