www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 12
ХудшийЛучший 
Мемориал
Автор: Гога, А.Иванов, Risk.ru   
23.06.2015 23:19

Умер Игорь Гетман. "Снежный Барс" №9

Позавчера умер Игорь Гетман. Замечательный, хоть и не простой в общении человек. Я достаточно тесно с ним общался. Он руководил простыми восхождениями в, дружественном нам, Мюнхенском клубе "Город". Для нашего клуба он проводил информационные вечера, рассказывая про альпинизм в СССР.

Мы будем вспоминать тебя с улыбкой. Ниже рассказ из найденного в интернете. Улыбнитесь этому замечательному человеку на прощание..


Гога

ГЕТМАН, БОЧКА, НЕМЦЫ, КИРГИЗЫ И ПИК ЛЕНИНА

В горном спортивном мире Таджикистана Игорь Гетман был личностью легендарной. Мастер спорта по альпинизму, Снежный Барс и один из лучших горнолыжников. Зимой он работал тренером по горным лыжам в республиканской школе олимпийского резерва. Летом - альпинизм. Гетмана по праву можно считать чуть ли не первым серьезнейшим советским фрирайдером. Только представьте себе, куда может залезть Мастер-Снежный Барс, и по каким склонам может спуститься один из лучших горнолыжников республики.

Когда был в хорошем настроении, Гетман напоминал огромного веселого бегемота из мультфильма. Он был душой любых посиделок и неистощимым источником разного рода приколов. Но к разгневанному Гетману лучше было не приближаться. Вокруг этого гневливого веселого толстяка, и с ним самим, периодически происходили истории жанра “ и страшно и весело”.

В 1991 году наши с Гетманом пути пересеклись на альпинистской базе фирмы Альп-Навруз в Девшахре, перевалочной базе, откуда на поляну Москвина, под пики Коммунизма и Корженевской, люди и грузы доставлялись уже только по воздуху. В то лето я устроился работать в “Альп-Навруз” только для того, чтобы попасть на Памир и фигурировал в Девшахре, и позже на поляне Москвина в качестве разнорабочего. Я пробыл в Девшахре около недели и неожиданно туда прибыл Гетман. Здесь он дожидался клиентов фирмы, чтобы сопровождать их на Пик Ленина.

Гетман был по профессии еще и электриком, и поэтому руководство фирмы, чтобы он не бездельничал в ожидании клиентов, решило припахать его для обустройства Девшахрского лагеря. Ему было поручено сделать нагреватель для воды в душе. Первый день Гетман матюкался, подбирая на свалке и на складе необходимые материалы и детали. Еще один день он матюкался, собирая конструкцию и приводя её в функциональное состояние. Агрегат получился просто фантастический. Это были две огромные, площадью с портфель-дипломат, скрепленные параллельно друг другу стальные пластины, между ними были прокладки из какого-то термостойкого изолятора. К каждой пластине был прикреплен провод. Все это было опущено в двухсотлитровую бочку, которая и была душевым баком. Когда Гетман щелкнул включателем и подал в агрегат электрический поток, из бочки раздалось угрожающее гудение такой мощности, что агрегат завибрировал как запущенный двигатель космического корабля.
- Ну вот и отлично, - заключил Гетман, - полчасика страхов и двести литров кипятка.
Бочку с нагревателем водрузили на крышу душевой кабины, а неподалёку на столбе, где включатель, был прикреплен листок из ученической тетради на котором сверху, выведенная губной помадой, красовалась красная надпись «Warning», а ниже, на английском, шел написанный от руки текст предупреждения о недопустимости купания в душе при включенном нагревателе.

Через некоторое время Гетман отбыл со своей группой на Пик Ленина, а жизнь в лагере Девшахр потихоньку текла своим чередом. О том, как Гетман прославился в это лето на Пике Ленина, чуть позже, а сейчас о том, после каких событий, его не переставали вспоминать в Девшахре.

Однажды меня и молодого местного киргиза Исмата, начальство лагеря направило модернизировать “холодильник”. Это была небольшая запруда на ближайшем ручейке, где в ледяной воде, под металлическим щитом в контейнерах и банках хранились продукты. Поблизости находилась и обтянутая брезентухой душевая кабина с бочкой наверху.

Мы копались с запрудой, как неожиданно, возле душа появились немцы. Они только что пришли из короткого прогулочного маршрута по окрестностям и … решили перед обедом принять душ. Они приперлись мыться сразу все, - человек пятнадцать, причем все были абсолютно голыми. Они столпились возле душа, весело и громко гомонили на своем птичьем языке, сверкая во все стороны сиськами и письками, как стая полицайских машин мигалками.

Исмат, увидев что творится, просто изменился в лице. Как человек Традиции, мусульманин, он тотчас развернулся к душу спиной и работая старался не смотреть в ту сторону. Но на этом приключения Исмата не закончились! Неожиданно, со склона прямо над нами, с тропинки, которая вела на верх в кишлак, послышался истошный старческий вопль. На тропинке стоял бабай. В чалме, с белой бородой до пояса, в длинном халате. Он поистине напоминал древнего пророка, обличающего грешников Содома. Он глядел вверх - в Небеса! Он призывал Небеса в свидетели! Потрясая посохом в левой руке, перстом правой он указывал Небесам в сторону душа. Сквозь высокий фальцет бабая прослышивались отдельные слова проклятия: “Шарманда!”, “Худо занат!” (Позор! Бог накажет!). Инастрики на секунду смутились и замолчали, но быстро очухались, и опять весело загомонили. Хуже всех было Исмату. Он был готов от стыда провалиться сквозь землю, или, нырнув в ручей, как рыба уплыть вниз до самого Арала-Моря. С белым лицом Исмат сидел неподвижно, надеясь, что бабай все же не заметит его вблизи кафирского греха.

Наконец дед ушел, и тут, окрестности пронзил другой вопль. Из душевой кабины как картечь вылетели два голых фрица в мыле, и, истошно верещща, тыкали в сторону кабины пальцами. Остальные пялились круглыми глазами то на них, то на кабину, то друг на друга.
- Вах! Их ток йобнуль! - Воскликнул Исмат. На его лице была смесь нескрываемого восторга и удивления.
Прибежал москвич-переводчик фрицев и тоже загомонил, сначала по немецки, а потом подскочил к нам.
- Вы чё, идиоты, совсем ох...ели?
- Э, ты, коз-з-зёл, пош-ш-шел на х...й! Иди ори на начальство!
Немцев действительно “йобнуль” ток! Самое интересное, что это произошло сразу после бабайкиного обращения к Небесам! Скандал в лагере набрал обороты. Прибежал Серега - начальник лагеря, и, оправдываясь, тыкал пальцем на свой фиговый листок с предупредительной надписью возле выключателя. Он тоже говорил инастрикам по - английски, но в его йоркширском подмосковном диалекте четко прослушивались только два слова, - “маст” и “донт”. Мы с Исматом сидели в стороне и молча созерцали происходящее. У Исмата просто снесло крышу. Да, конечно, Исмат всегда знал, что Бог есть, но пожалуй первый раз в жизни столь непосредственно увидел реальное присутствие Высших Сил. Видимо его трансфизичесие настроения передались и мне. “Маст... Донт... Маст... Донт...” - тарахтел Серега. И тогда, своим мистичесим взором, я увидел огромного прозрачного голографического Мастодонта. У него была физиономия Гетмана, которая хитро пялилась на происходящее и довольно улыбалась.

* * *

Позже, уже под Пиком Коммунизма, на поляне Москвина, я узнал некоторые интересные подробности о пребывании Гетмана на Пике Ленина. Восхождение на Пик Ленина это монотонная однообразная многодневная работа. Люди идут и идут вверх по бесконечным снежным полям. Гетман шел последним и даже немного отстал от остальных. Неожиданно снег просел под ним и обнажилась трещина. Гетман не успел даже окликнуть группу, как уже летел вниз. Проскользив и пролетев метров пятнадцать он наконец остановился - упал в сугроб то ли на “полке”, то ли на “мосту”. Ситуация была предельно серьезной! Гетман не знал, что под ним, то ли надежный массив льда, то ли хлипкая пермычка которая обрушится от малейшей вибрации. Двигаться или звать подкрепление было совершенно невозможно, так как улететь дальше означало “уже туда”. Оставалось только ждать, теперь все зависило от того, как скоро его хватятся наверху. Нельзя двигаться! Не из тех был старик Гетман. В клапане его рюкзака находилась драгоценная бутылка коньяка, предназначавшаяся для распития на вершине. Осторожными движениями поерзав, заведя цепкую лапу за голову, Снежный Барс распотрошил клапан и... Наконец-таки ухватил добычу! К счастью наверху Гетмана хватились довольно скоро и в трещине он пробыл всего минут тридцать-сорок. Да и это время он провел совсем не без пользы. Говорят, что когда его достали на верх, высокогорный бегемот и Снежный Барс по совместительству, пребывал в отличном настроении и бодром расположении духа.
Когда Гетман исчез, все так переволновались, а когда он снова появился, все так обрадовались, что позже, на вершине, про коньяк этот никто и не вспоминал.


А. Иванников
Новосибирск
24.05.2004

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.