www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 15
ХудшийЛучший 
Мемориал
Автор: Евгений Денисенко, Вячеслав Александров, г.Бишкек   
08.01.2015 21:57

Оставляя в горах свое сердце

Увековечить имена погибших при восхождении на пики Кыргызстана, создать своеобразную Книгу памяти о тех, кто навсегда оставил в здешних горах свои сердца, — за эту непростую задачу взялись Федерация альпинизма и скалолазания КР и Кыргызский республиканский альпинистский клуб.   

  — С начала тридцатых годов прошлого столетия, когда в республику пришли первые альпинисты, и по сегодняшний день наши вершины покорялись сотнями, если не тысячами смельчаков. И для десятков из них эти штурмы оказались, к сожалению, трагическими, — говорит заместитель председателя федерации Вячеслав Александров. — Причины тому были самые разные: ошибки, допущенные при восхождении, неблагоприятные погодные условия, лавины, камнепады, роковые случайности, от которых в горах, как и на земле, не застрахован никто.
    Тела некоторых удавалось потом спустить вниз, где их и предали земле близкие. Но немало погибших так и обрели свой вечный покой в недоступных горных расщелинах, под громадной толщей снега и льда. И единственной формой увековечения памяти о них стали металлические таблички с именами и фамилиями, датами рождения и гибели, закрепленные на горных склонах. Иногда на этих скорбных “визитных карточках” указывают профессию не вернувшегося домой альпиниста, коротко сообщают об обстоятельствах его смерти.
    В Кыргызстане сегодня существует несколько таких стихийно возникших мемориалов горовосходителей. Один, наиболее известный и доступный для посещения всеми желающими, — тот, что расположен на территории альплагеря “Ала–Арча”. Но здесь находятся настоящие могилы. Правда, реальных захоронений насчитывается лишь девять, в остальных случаях просто установлены памятники. Кого–то, как уже говорилось, не удалось отыскать после его последнего в жизни штурма. А кто–то упокоился на обычном кладбище, погибнув при восхождении или из–за несчастного случая в суете повседневности, или будучи сломленным тяжелой болезнью.
    А вот к другим мемориалам, тем самым, “табличным”, простому смертному не из альпинистской когорты и не добраться. Например, к тем, что расположены на подступах к пикам Хан–Тенгри и Ленина. Оба этих семитысячника (первый — на Тянь–Шане, на границе между Кыргызстаном и Казахстаном, высотой 7010 метров, второй — на границе между Кыргызстаном и Таджикистаном, там, где соединяются между собой Памир и Тянь–Шань, высотой 7126 метров) — всемирно известные места альпинистского паломничества, за которое подчас приходится платить жизнью.
    — В этот перечень можно включить и одиночные места упокоения, подчас уже заброшенные, — продолжает Вячеслав Александров. — Одно из них венчает громадный камень, который так и называется Чон–Таш — перед выходом на ледник Иныльчек в Иссык–Кульской области.
    С этим местом связана история теперь уже очень давнего покорения пика Хан–Тенгри советской командой. В состав ее входили легендарные альпинисты братья Абалаковы, а также Лоренц Саладин, один из самых успешных швейцарских альпинистов начала 30–х годов XX столетия, которому удалось совершить ряд первовосхождений на Памире и Кавказе. Путь к вершине они начали 31 августа 1936 года без предварительной акклиматизации и заброски промежуточных лагерей, не имея даже вспомогательной группы, способной при необходимости оказать помощь.
    Достигнув желаемой цели уже на пятый день, горовосходители приступили к спуску. И в это время температура упала до минус 30 градусов, поднялся резкий порывистый ветер. У людей начались обморожения. Особенно сильно пострадали Виталий Абалаков и Михаил Дадиомов, которым потом ампутировали пальцы на руках и ногах, и Лоренц Саладин. Последнему в процессе спуска кто–то посоветовал смазать обмороженные места мазью сродни дегтярной. В результате началось заражение крови. Самолет к месту трагедии подняться не смог, и основную часть маршрута спасатели проделали пешком. Саладин погиб на руках врачей от гангрены.
    — В свое время один из старейших альпинистов республики Петр Саломатин разыскал его могилу, — рассказывает Вячеслав Александров. — И на камне в урочище Майда–Адыр еще можно разобрать остатки надписи в память об этом человеке. Но если в прежние годы данный участок обязательно проходили альпинисты, которые привозили сюда грузы на лошадях, то теперь, когда горовосходителей доставляют на ледник вертолетами, он редко кем посещается.
    Правда, героическая и трагическая биография бесстрашного швейцарца известна хорошо. О нем написана и издана на Западе книга, его увековечили жители родной швейцарской деревни. А вот информация о многих других смельчаках, которых в разные годы не отпустили горы Кыргызстана, порой ограничивается лишь только теми самыми данными на табличке: имя, фамилия, дата рождения, дата гибели. Но бывает, что не остается и такой металлической пластины. Кто–то так и не собрался заказать ее, у кого–то не хватило на это денег.
    — Наши ребята готовы прийти на помощь, — говорит Вячеслав Александров. — При этом мы обращаемся ко всем с призывом сообщать и более подробные сведения об этих людях, об их биографиях. Ведь их судьбы — это тоже частички истории Кыргызстана, если хотите, его достояние. И издание летописи, посвященной им, еще ждет своего часа. Но работа уже началась. Все, кого заинтересует подобное предложение, могут зайти на наш сайт www.memorial.in.kg.
    В планах у тех, кто берет шефство над этими скорбными уголками, вне зависимости, идет ли речь об одном или о нескольких, о многих погибших, — приведение их и содержание в надлежащем порядке. Но сразу на все не хватит ни времени, ни сил. Поэтому и решено было начать с одного из них.
    — На морене под пиком Горького на высоте 4000 метров, на леднике Южный Иныльчек есть скала памяти альпинистов, погибших на Центральном Тянь–Шане, — рассказывает руководитель Кыргызского республиканского альпинистского клуба Владимир Комиссаров. — На этой морене еще с советского времени постоянно располагались базовые лагеря экспедиций, и скала как мемориал начала свое существование в 80–х годах прошлого века. Сейчас на ней 25 табличек, на которых 42 фамилии. Но это только малая часть тех, кто остался в горах Центрального Тянь–Шаня. Начиная с 1996 года каждые 1–2 августа здесь проводятся дни памяти альпинистов, погибших в этом районе. Если каких–то табличек на мемориале нет, а друзья или родственники захотят разместить их на скале памяти, то ребята из нашего клуба сделают это бесплатно. Нужно только прислать табличку в Бишкек. Адрес для связи: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript , для Владимира Комиссарова.
    Привлечение к этим вопросам внимания общественности, и не только республиканской, но и зарубежной, возможно, поможет решению еще одной проблемы. О ней в свое время рассказывала и “Вечерка”. Речь об идентификации останков тел погибших и снаряжения, высвобождающихся из ледяного плена в результате таяния снежного покрова в ущельях и на склонах.
    Особенно активизировался этот процесс в последние несколько лет на пике Ленина и в его окрестностях. Именно на этой вершине в 80–е годы прошлого столетия случилась одна из самых масштабных трагедий, когда ледовая лавина похоронила целый альпинистский лагерь из 40 человек, преимущественно из Ленинграда.
    Памятуя о том, Федерация альпинизма и скалолазания Кыргызстана вышла на альпинистский клуб Санкт–Петербурга. Представители его приезжали в республику, изучали “вещдоки”, которые спустя годы, а может быть, и десятилетия, выдают горы. Но здесь, безусловно, требуется более комплексная и масштабная работа. И одна из граней ее — сбор, захоронение таких останков.
    А как же обстоят дела с главным в Кыргызстане мемориалом горовосходителей — тем самым, что расположен в альплагере “Ала–Арча” на территории одноименного национального парка?
    По имеющимся данным, на всем постсоветском пространстве существуют, пожалуй, всего два подобных объекта, имеющих официальный статус, — в окрестностях знаменитого Домбая на Северном Кавказе и на стрелке рек Ала–Арча и Адыгене в Ала–Арчинском ущелье в Кыргызстане.
    Это кладбище, расположенное в роще из сибирской лиственницы (высаженной, кстати, самими альпинистами и егерями лесничества) на высоте 2240 метров, появилось в 60–х годах прошлого столетия. Первым здесь похоронили в 1964 году Владимира Кургашева, погибшего на знаменитой Короне. Умирая, он завещал быть преданным земле там, откуда видно эту красивейшую и коварную вершину. С годами на альпинистском погосте появились различные своеобычные памятники. Среди них стела с 14 фотографиями известных в республике горовосходителей, в разные годы ушедших из жизни, обелиск с вертолетной лопастью, поставленный Юрию Храмушину, опытнейшему командиру вертолетчиков. Он многократно доставлял и забирал альпинистские экспедиции, вызволял их из беды, но сам погиб в марте 2004 года в катастрофе, спасая оказавшихся в снежном плену в долине Арпа Нарынской области людей.
    Как уже сообщала ранее “Вечерка”, не так давно наше кладбище получило статус интернационального мемориала альпинистов. Постановлением Байтикского кенеша мемориал внесен в перечень культурно–исторических объектов, охраняемых государством. А сама федерация получила в отношении его право хозяйственной деятельности. И в перспективе намерена добиваться и республиканского статуса. Но это уже только после того, как приведет весь мемориал в надлежащий вид, оформит его в соответствии со специально разработанным проектом.
    В советскую бытность над “Северной звездой” (такое название носит этот последний приют) шефствовал альплагерь. Но после обретения Кыргызстаном независимости такая деятельность сошла на нет, в запустение не без усилий вандалов стал приходить и погост. Теперь шефство над объектом взял попечительский совет, более трех лет назад созданный Федерацией альпинизма и скалолазания КР. Проект реконструкции, автором которого выступил архитектор–альпинист Георгий Кузьменко, предусматривает выполнение целого комплекса работ. Прежде всего сооружение композиции, которая так и названа — “Корона”.
    Состоящая из трех вершин–пирамид, она в самом деле напоминает королевскую корону и одновременно ту самую знаменитую вершину Ала–Арчинского ущелья. В основании всех трех вершин памятника разместятся гранитные плиты с высеченными на них фамилиями тех, кто внес достойный вклад в развитие отечественного альпинизма. К этим плитам можно будет подняться по небольшой лестнице и на специальной площадке возложить цветы, поставить поминальную свечу. Там же, в основании, разместится небольшой сейф с двумя книгами. Одна из них — Книга памяти, где помещены статьи и фотографии о каждом увековеченном здесь человеке. Другая — Книга записей, на страницах которой любой желающий может поделиться своими впечатлениями о посещении этого места.
    На реализацию всего проекта, как подсчитали энтузиасты, понадобится около 15 тысяч долларов. Небольшую часть требуемой суммы собрали уже к началу нынешнего лета. Сформировали бригаду строителей из числа тех же альпинистов, взялись было доставлять стройматериалы. Но с работами затем пришлось повременить — в том числе и из–за череды событий нынешнего года. Очень ждут инициаторы проекта сотоварищи и назначения стабильного руководства национального природного парка, с которым предстоит постоянно взаимодействовать, решать все возникающие вопросы.
    — Пока продолжаем изыскивать, накапливать средства, — делится Александров. — И будем рады любой помощи, не только финансовой, начиная с проектных идей, заканчивая стройматериалами. Хотим огородить кладбище — возможно, подсобит кто–нибудь из умельцев, занимающихся художественной ковкой. А недавно один человек предложил бесплатно искусственную мраморную брусчатку.
    Что ж, народная инициатива — дело большое и полезное. Но негоже и государству в стороне оставаться, тем более что, как явствует из слов руководителя проекта, и средства–то требуются не ахти какие. По государственным меркам, разумеется. Или власти и здесь, как обычно, подключатся уже в последний момент, когда все основное будет сделано без них? Для начала хотя бы освободили непосредственных исполнителей проекта от обязательной платы, всякий раз взимаемой за каждого человека и за каждое транспортное средство при въезде на территорию национального парка.

Евгений ДЕНИСЕНКО.
Фото предоставлено Вячеславом АЛЕКСАНДРОВЫМ.

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.