www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Персоналии
Автор: Юрий Шевяхов, г.Бишкек   
04.05.2016 21:11

Про Суханова

Мастер спорта СССР по альпинизму, чемпион Союза в классе технически сложных восхождений на пик Свободная Корея, многолетний начальник учебной части альплагеря «Ала-Арча», позже директор альплагеря, горнолыжник, мастер спорта по велогонкам, классный столяр-краснодеревщик.Очень долго, даже слишком долго я собирался написать про этого человека. Всё дело в том, что он, слава Богу, жив и здоров, чему я несказанно рад, но все же  побаиваюсь – а вдруг сочтёт, что я сбрехнул чуток, так и по мордам можно и огресть.  Будем рисковать..

Вспоминать буду в той же манере, что и раньше, т.е. выражая свои ощущения и впечатления, не искажая (нагло) событий и фактов. Ну а теперь перейдём к нашей жизни в альплагере.

О! Как мы жили!.. Это была эра «великих свершений» для лагеря. Москва в лице товарища Каспина (начальника управления альплагерями СССР) питала расположение к «Арче» и снабжала всем необходимым, что помогало расширять и подстраивать лагерь. Ну а если есть материалы и в нашем лице − энтузиасты, то дело пойдёт весело. Так своими силами в свободное время при выделенных Ильфатом Галимзяновичем (начальником альплагеря) материалах мы в рекордные сроки пристроили к «апартаментам» Сухановых веранду, где и собирались по поводу и без, все его друзья и друзья друзей. Летом, в свой отпуск, с Виктором в горах жили его жена, Римма Леонтьевна, и сын Вовка.

Пару раз в неделю вся семья  на денёк спускалась  в город проведать бабу Наталью. Баба Наталья тоже участвовала в альпинистской жизни, поскольку была знаменитой «народной целительницей» и лечила нашу альпинистскую братию от всяких вывихов, ушибов и переломов.

Про работу начальника учебной части можно было бы написать очень большую книгу. Моя задача – описать моменты быта, отношения между людьми и не забыть про окружающую действительность.

Итак, зарисовка с натуры. Собираемся на очередной «субботник» по строительству хижины для альпинистов на морене ледника Ак-сай. Первым уходит по плану отряд новичков с Мамаевым во главе, потом «значки», потом разрядники, а мы с Ляхом, «протелившись» до вечера, стартуем перед сумерками. Еды с собой не берём – Слава оставил на морене заначки с ништяками и я, пессимист по сохранению заначек на Ак-сае, на всякий случай готовлюсь к голодовке. Перед выходом инструкторша Клава Серова отдала мне ключи от своей палатки (на Замоскваречье), чтобы я выбросил помидоры, а то пропадут, так я их не выбросил, а положил в рюкзак. Назавтра должен к обеду подойти Бирюков, кому было поручено поднять сугревное, и к вечеру должен подойти Сухан. Команда для строительства второго этажа хижины собралась могучая.

Непонятки начались сразу – при раскопках морены было установлено наличие отсутствия заначек Ляха. На следующий день Бирюков до нас не добрался, ибо напоролся уже на выходе на дядю Сашу Еропунова, с коим и изничтожил заброску. Мы с Ляхом этого не знали и глаза проглядели в сторону подходов, но, увы… Зато к вечеру пришёл Суханов! Спаситель припёр рюкзак огроменных размеров с яствами в нереальных количествах, да ещё и с коньяком.

После «по первой» стали его подхалимски осыпать благодарностями, но он был печален. Даже после «по второй» не отмяк. Тут мы забеспокоились: уж не случилось ли чего? Оказалось, случилось страшное! Сеанс радиосвязи Ак-сая с альплагерем застал его в метрах четырехсот до водопада, где тропа проходит близко от обрыва в каньон. Сухан снял рюкзак и стал доставать рацию со дна рюкзака, для доступа выгрузив мешок с ЦЕМЕНТОМ, который был приторочен сверху рюкзака. Тут нам стало нехорошо – это сколько же он пёр на себе? Дальше, по его рассказу, произошло это самое страшное: пока он слушал рацию, мешок с цементом медленно, но неумолимо стал перекатываться к обрыву, куда и улетел благополучно, изобразив маленький ядерный взрыв. Ну мы его и облаяли – нашёл о чём плакать, зато оттуда он нёс уже минус 10 кг. Тут он нам, дуракам, объяснил, что да, конечно, полегче стало, но НАХРЕНА он пёр весь мешок почти до водопада, когда есть такой же обрыв возле «Разбитого сердца», что гораздо ближе от лагеря.

Тогда мы посочувствовали горю и стали считать, сколько же он тащил до потери, и по прикидке получалось − около 40 килограммов (!). Ну, предварительно принявши, обозвали его окончательно и на этом предложили закончить официальную часть. Фигу! Тут он нас добил – оказалось, что, погоревав над потерей, он собрал рюкзак и пошёл наверх и только сейчас обнаружил, что тащил с собой по запарке рацию, вместо того, чтобы сунуть её в куст, а на обратном пути забрать! Это ещё шесть кило!

Ну вот, одна картиночка про Суханова написана. Сильно большой объём получается, потому я буду вкраплять фрагментики про него и в другие истории.

Источник: http://mountain.kg/?p=1634

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.