www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 26
ХудшийЛучший 
Персоналии
Автор: Леонид Дядюченко, Аркадий Осташев   
15.10.2014 21:51

Отважный альпинист – замечательный художник. Шубин Афанасий Лазаревич (1926 - 1967)

Немного о себе...

16 февраля 1926 года. Село Куяча, Алтайского района, Алтайского края. Я родился в семье крестьянина Шубина.

В 1930 году семья переехала на жительство в Томскую область. Через год родители умерли. Я и младшая сестра были определены в детский дом. Девять лет был воспитанником Кругловского детского дома, Колпашевского района. В те годы рисовал, строил авиамодели, ловил рыбу, коллекционировал птичьи яйца, плавал и ходил на лыжах, учился в школе. В 1940 году был взят на иждивение старшей сестрой в г. Белово, Кемеровской области.

В начале 1942 года, не имея еще полных шестнадцати лет, пошел работать на завод радиопромышленности. Работал наладчиком станков – автоматов до весны 1946 года. В эти же годы окончил вечернюю среднюю школу.

Летом 1946 года переехал на жительство в г. Фрунзе. Два года работал электромонтером. Закончил теоретический курс летной подготовки во Фрунзенском аэроклубе. Звали небесные и земные высоты звали его. Тогда же занялся спортом - альпинизмом. Три года работал в художественной мастерской, выполняя различную оформительскую работу. В свободное время писал этюды, натюрморты. Кое – что получалось удачно, потому что при поступлении во Фрунзенское художественное училище в 1951 году был принят на третий курс.


В этом же году женился. В 1954 году с отличием художественное училище. После окончания училища по просьбе спортивных организаций 3 года работал начальником учебной части в альпинистском лагере «Ала – Арча». С 1957 года выполняю различную работу для издательств. Сейчас работаю художественным редактором в издательстве «Мектеп». Увлекаюсь спортом, альпинизмом. Ежегодно бываю в горах. Имею первый разряд и звание старшего инструктора по альпинизму.

Продолжаю работать над альпинистской серией гравюр. В дальнейших творческих планах у меня горный и городской пейзаж.

Бишкек- город у подножия гор. Над перспективами улиц в южном направлении сияют ледовые вершины центральной части Кыргызского хребта.

Вершины надежд. Вершины устремлений. Вершины мужества и отваги.

Они видны из города. Среди них взгляд отыскивает заветную вершину. Заснеженная башня вознеслась над провалами ущелий Ала – Аларчи и Адыгине, Пик Шубина…

Шубин –художник и альписнист. Ещё недавно он был для нас Афоней, Афонасием, Афанасием Лазаревичем. И вот – пик Шубина. Заснеженная скалистая башня, смело вознесшаяся над провалами Ала – Арчи и Адыгине…

Ему трудно давалась высота, этому человеку. Едва группа преодолевала незримый четырёхкилометровый рубеж – старший инструктор заметно сбавлял темп и начинал морщиться от головной боли. Но он был упрямым человеком и как бы то ни было – доходил до вершины. И как бы то ни было, но каждый год, едва сходили лавины скопившихся за зиму снегов, старший инструктор взваливал увесистый рюкзак и надолго уходил в горы, хотя ему очень трудно давалась высота.

Кто ходил с рюкзаком – знает, чего это стоит в пути наверх каждый грамм груза. А в рюкзаке старшего инструктора всегда находили место восьмикилограммовый этюдник и коробки с красками. Сверху он приторачивал обернутые в полиэтилен листы картона и без этих обязательных для него вещей старшего инструктора ни кто не представлял. На высоте он был тяжел для хозяина, этот этюдник. Ещё тяжелей он оказался для друзей хозяина, когда в августе 1967 года они до времени спустились в город и принесли осиротелый этюдник в дом, который меньше всего заслуживал такой беды.
Он был всегда подвержен горной болезни и всегда страдал от нее. Но он знал и другую «горную болезнь» и остался верен ей до конца.

Люди горы, стихия и мужество, блаженство привалов и острый вкус риска, ликующее торжество победы, минута молчания перед штурмом – вот что ложилось на листы его эскизов, становясь потом живописными полотнами, офортами, линогравюрами.

Долины, горные вершины, хребты.
Высокогорное уникальное озеро Мерцбахера.

Последний свой эскиз член Союза художников Киргизии Афанасий Шубин писал на озере Мерцбахера. Подстрахованный веревкой, он сидел на самом краешке ледовой пропасти, а в низу медленно проплывали зеленоватые глыбы. Он писал и морщился. Казалось – от солнца. А это вновь разболелась голова. Ему очень трудно давалась высота. Но чем труднее она ему давалась, тем упрямее он шел к ней…

Леонид Дядюченко

ХУДОЖНИК – АЛЬПИНИСТ

Афанасий Шубин – человек и вершина.
Человек , который брал вершины в горных хребтах и в искусстве. Человек , который жил и остался жить в нас своими талантами и своей добротой.

Каждый, кто знал Афанасия Шубина, на вопрос «Кто такой Шубин» - ответит не задумываясь – художник – альпинист. И в этом ответе будет заключаться сплав представлений о Шубине, где не разделимо слились прямота и отвага альпиниста и гражданская честность художника, честность человека, видевшего красоту, которая не каждому доступна, и хорошее стремление познакомить с этой красотой тех кто не мог увидеть ее, как видит глаз, душа художника.

Высоты искусства для Афанасия связывались со взятием высоких, часто труднодоступных вершин. Лист графический, найденный, удавшийся такая же победа, как взятая вершина.

Так Афанасий Шубин относился к своему долгу и делу художника.
Две страсти, два дарования боролись в нем, дар художника, и дар изобретателя. Он часто говорил об этом, и порой не знал, чему отдать предпочтение.

После окончания художественного училища, когда он серьезно занялся графикой и познакомился с графическими техниками, он сделал по своим чертежам станок для печати линогравюр, офортов, литографий.
Доставал пигменты, искал связующие вещества для изготовления пастели, пробовал литографию на цементе, офорт на линолеуме, картоне.
Всё это было подготовкой к выражению основного, заветного, главного.

А главной темой его творчества был альпинизм, люди смелые духом, честные и прямые. Покорители горных вершин.

Еще в 1958 году он, только познакомившись с техникой гравирование по линолеуму, начал делать серию об альпинизме. Это был первый заход. В последствии серия разрасталась, усложнялась по своим пластическим качествам. Всю жизнь Афанасий работал над этой темой, уточняя, добавляя и совершенствуя свой язык. Множество эскизов предваряет каждый лист.

«В пути», «У костра», «Мокрый снег», «Вершина», «Среди трещин» - вот обступавшие его воспоминания о горах, о товарищах, ставшие темами его листов.
Из года в год совершенствовалось мастерство художника. И от первых робких и ученических работ Афанасий приходит к работам, которые экспонируются на Всесоюзных выставках. «Первый снег», «Беш – Тау».
Афанасий знал и любил природу Киргизии. Не случайно он оформлял книги, где основной темой была природа, жизнь птиц, животных. В наших республиканских издательствах он с большой любовью работал над книгами о животном мире Киргизии, о том, что он хорошо знал.
Последней его книгой была «Птицы и звери Киргизии» Беренса и Тюрина.

У Афанасия Шубина был магнитофон. Он записывал любимые мелодии. Часто к нему приезжали друзья – альпинисты, при встрече, как правило, пели новые песни. Песни Визбора, Быкова, и многих талантливых выразителей неспокойной души путешественников были у Афанасия записаны на плёнку.

Я не помню, была у него или нет записана песня: «Мой друг рисует горы далекие как сон», а может и не была записана.
Когда я слышу по радио эту песню, эти слова, я вспоминаю Афанасия и убеждённо думаю – это о нем. Это о нем песня написана, людьми, которые знали его.

А если даже и не встретили его, то о таких людях, как он. Он знал эту песню и любил её.

Аркадий Осташев.

Источник: http://www.memorial.in.kg/shubin.html

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.