www.pugachev.kg

Информационный web-портал об альпинизме в Кыргызской Республике

shap
E-mail
Рейтинг пользователей: / 18
ХудшийЛучший 
Альпинизм
Автор: Владимир Сковородников   
13.10.2014 21:21

Воспоминания о восхождении на Пик Свободной Кореи. 1990 год

Выдалось свободное время и я отсканировал старые слайды, снятые в 1990 году во время моей работы инструктором альпинизма на Тянь-Шане в альплагере Ала-Арча. Собрал их в небольшое слайдшоу...

Самая грустная ночь.

В 1990ом мне посчастливилось работать две смены инструктором альпинизма в альплагере Ала-Арча под Фрунзе (сегодня Бишкек). Первую смену я был подменным инструктором, у меня не было своего отделения (сегодняшним языком – своей группы) альпинистов, которых надо было обучать по программе, поэтому в свободное время я мог ходить на восхождения. За полгода до этого у меня был вывих правого плеча и мне надо было проверить свою готовность к серьёзным восхождениям. Сходив три маршрута пятой категории сложности и убедившись, что травма никак не сказывается, стал вынашивать планы дальнейших восхождений. И вот удача! Начальник учебной части, тоже Красноярец, Родиков Анатолий Петрович (среди альпинистов - Гусар), решил сделать учебное слайдшоу про восхождение на одну из самых сложных вершин района - пик Свободная Корея (северная стена, 4740 м) по маршруту шестой категории сложности. К слову сказать, в своё время наш знаменитый земляк Валерий Беззубкин с командой Красноярцев за первопроход по этому маршруту стал чемрионом СССР.


Справка:
- Северная стена пика Свободной Кореи - самая серьезная в данном районе, имеет перепад 900 м. Ей принадлежит треть самых сложных маршрутов . Самый легкий маршрут для спуска по северной стене имеет 5А категорию трудности - маршрут N 13 (Lowe).
- Валерий Беззубкин, погиб 14 августа 1981 г. при спуске с пика Победы (с севера, маршрут В.Абалакова,56) вместе с женой Розалией и Владимиром Милько, был одним из выдающихся альпинистов Красноярска - мастер спорта, "Снежный барс».

Естественно, в альплагере не нашлось больше профессиональных фотографов, да ещё с правом выхода на «шестёрку». От такого предложения никто бы не отказался и я не стал исключением. Гусар съездил во Фрунзе и привёз десять катушек немецкой плёнки ORWO CHROM UT-21 (другой обратимой плёнки просто не нашлось во всей столице Киргизии) и собрал трёх лучших альпинистов со скалолазной подготовкой (я никогда не был выдающимся альпинистом, просто мне нравилось фотографировать горы). Буду называть их как тогда: Ручкин, Лёха и Чипа. По плану восхождения Чипа и Ручкин идут первыми и навешивают верёвки, я поднимаюсь по вертикальным перилам и фотографирую маршрут, Лёха работает «мародёром» (он выдёргивает все крючья и закладки и собирает верёвки). Для меня ситуация осложнялась тем, что идя третьим я тащил за собой рюкзак первого (он болтался подо мной на верёвке), свой собственный (за спиной) и на шее висел фотоаппарат! Я сделал несложное приспособление из подтяжек и камера плотно прилегала к груди (иначе я разбил бы её в первые минуты). Маршрут «стенной», средний угол подъёма 78 градусов, так что особо прижиматься грудью (и фотоаппаратом) к скале не приходилось. Поднимался на двух жумарах (техника «рука – нога»), можно только догадываться, сколько раз пришлось подтянуться, чтобы пройти почти километровую стену! Нам очень повезло с погодой и ночёвку (к счастью единственную) мы устроили уже выше середины маршрута. В этом месте была небольшая «полка» и наконец-то появилась возможность просто стоять. Ширина «полки» ровно с подошву ботинка, но какое это было счастье! Ребята пошли выше навешивать ещё пару верёвок пока не стемнело, а я взялся готовить немудрёный ужин. На горизонтально натянутую верёвку повесил котелок, под ним на льду вырубил ровную площадку и поставил примус. На ужин быль бульон из кубиков, сухофрукты и сухари. На сложных маршрутах идёт экономия веса на всём, в том числе и на продуктах. Но вот мы поужинали и стали готовиться «ко сну». Тут-то и началось для меня самое интересное. Ночёвка предстояла в гамаках, прибитых к скале на высоте около пятисот метров. Причём гамаки одноместные, но у нас их было только два (опять экономия веса и места). Пришлось сидеть лицом друг к другу поджав ноги. О нормальном сне речи не было. Во-первых было холодно и комбинезон с пуховкой не очень-то и согревали. Тем более на скале был натёчный лед и от него сильно мёрз правый бок (поворачиваться было невозможно в принципе, как сели так и сидели до рассвета). Во-вторых сильно затекали ноги и размять их тоже было проблематично. Нужно было просто пересидеть тёмное время суток и с рассветом продолжить восхождение, пока погода нам благоприятствовала. И вот сижу я в гамаке, смотрю на звёзды и когда очередной раз начал крутиться, чтобы размять ноги оглянулся назад (а сидел я спиной к ущелью). При лунном свете было хорошо видно очертания гор, снежные вершины и уходящий вниз по ущелью ледник… Вот там, в конце ущелья, далеко-далеко, за десятки километров, я увидел маленькие точки света. Это горели огни какого-то кишлака. И будучи человеком творческим моя фантазия разыгралась: я живо представил себе этот дом, тепло и уют, и диван. А на диване лежит мужик в пижаме, причём полосатой, и смотрит телевизор. И тут на меня накатила такая тоска, какой никогда не было и точно не будет. Я спросил сам себя: что ты тут делаешь? Зачем ты сидишь на отвесной скале в гамаке, под тобой пропасть в полкилометра, вернуться назад невозможно, а что ждёт впереди – неизвестно!

Ответа у меня не было. К счастью вскоре начало светлеть, мы быстро собрали вещи и полезли к вершине. Благодаря очень сильной команде мы взошли на вершину уже часов в двенадцать и быстро пошли по гребню к ледовой стене, чтобы по ней спуститься. Это был самый лёгкий спуск по маршруту пятой категории сложности (маршрут Лоу, по имени его первопроходца-американца). Ледовая стена была около четырёхсот метров и мы к вечеру, по очереди меняя «станции» и верёвки, дюльфером спустились на ледник. В хижине нас ждал сюрприз: оказывается накануне подошла Лёшина жена и приготовила к нашему возвращению ужин. Вот это был настоящий подарок! Спали мы крепко и до «победного». Утром светило солнце, было тепло и спешить было некуда – после «шестёрки» нам полагалось два дня отдыха. Мы поздравили друг друга «с горой» и успешным возвращением, а меня ребята в шутку назвали «Рембо». Они искренне удивились, как у меня хватило сил тащить по вертикальной стене два рюкзака и ещё постоянно фотографировать. Все десять плёнок я отснял! К сожалению почти ничего не осталось от той съёмки, то что было отсканировано - пропало из-за поломки винчестера (на диски не скопировал), но пару кадров я всё таки покажу. А та ночь в гамаке стала самой незабываемой в моей жизни!

P.S. Этой «шестёркой» я выполнил норматив кандидата в Мастера Спорта СССР.

Источник: http://skovorodnikov-v.livejournal.com/4369.html

 
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему для добавления комментариев к этой статье.